Архив номеров
USD ЦБ РФ 17/11 65.99
EUR ЦБ РФ 17/11 74.9

  • ДРЕВНИЕ ПОГОСТЫ КРАЯ

    ДРЕВНИЕ ПОГОСТЫ КРАЯ2018-11-08047Продолжение, начало в №14 от 11.04.2018 г., №18 от 9.05.2018 г., №23 от 13.06.2018 г., №29 от 25.07.2018 г., №42 от 24.10.2018)

    Продолжение, начало  в №14 от 11.04.2018 г., №18 от 9.05.2018 г., №23 от 13.06.2018 г., №29 от 25.07.2018 г., №42 от 24.10.2018)

    Климентский Колбекский погост Нагорной половины Обонежской пятины. Территория погоста была расположена в среднем течении реки Воложбы и ее притоках: Пярдомле, Теребежке, Никомле, Дрочиловке, Табашке и Рагуше. В писцовых книгах XV-XVI вв. река Воложба носила имя Оложба или Охожба.

    Протяженность погоста с севера на юг составляла 35 км. Центр погоста находился на правом, высоком берегу Воложбы, на западной окраине д. Колбеки. На севере Климентский Колбекский погост граничил с Дымским погостом, на востоке к границам погоста примыкал Воскресенский Лученский погост, на юго-востоке – Михайловский Черенский погост, на юге – Дрегольский и на западе - Петровский Мелигежский погост. Все погосты входили в состав Нагорной половины Обонежской пятины.

    На территории Колбекского погоста находились многочисленные археологические памятники средневековья – курганы и жальники. Около поселения Мозолево располагалась курганная группа, насчитывающая свыше пятидесяти насыпей. Двенадцать из них были раскопаны археологом В.И. Равдоникасом, который отнес данный памятник к первоначальному заселению края славянами. К сожалению, все остальные курганы были разрушены местным населением в советское время.

    Кроме славян на стыке I и II тысячелетия нашей эры в крае проживали чудь (угро-финны) и колбяги. Историк – краевед И.П. Мордвинов ещё в начале XX века указал, что именно от них было дано название центру погоста селу Колбеки.

    В 2000 году этноархеологическое исследование территории бывшего погоста было проведено Л.В. Корольковой, которая выявила 13 средневековых селищ XV-XVI вв. Исследователь также пришла к выводу, что отсутствие на территории погоста керамики XIII-XIV вв. свидетельствует о запустении территории погоста в данный исторический отрезок времени.

    В XV веке Колбекский погост является владением новгородского архиепископа (Софийского Дома). При присоединении новгородских земель к Москве великий князь Иван III отобрал у новгородского владыки в 1477-1478 гг. несколько принадлежащих ему погостов, в том числе Климентский Колбекский и соседние Петровский в Мелигеже и Никольский в Дреглях.

    Конфискованные земли были розданы в поместья московским дворянам, некоторые участки сохранились за своеземцами, а также были пожалованы великим князем новгородским монастырям.

    Писцовая книга 7004 (1495/96) года Нагорной половины Обонежской пятины письма Юрия Константиновича Сабурова по Климентскому Колбецкому погосту сохранилась частично. Из сохранившегося текста писцовой книги видно, что наряду с земельными владениями новгородского архиепископа в погосте были владения новгородских бояр, также конфискованных великим князем Иваном III. Новгородскому боярину Никифору Александровичу Тверитинову принадлежали деревни Табаша, Глина и Михалица. Их получил в свое поместье Васюк Коротнев. За ним также числился в угодьях кол рыбный (перегороженный участок) на реке Охожбе (Воложбе) для ловли рыбы. Кроме данных земель Васюк Коротнев получил дополнительные участки в соседних Дрегольском и Черенском погостах.

    Отобранную боярскую вотчину Василия Исаковича Федотьина получили в поместье братья Богомоловы Митя, Ивашка и Родион. Им достались деревни Веселец, Горка, Малая Горка, Берег и Холопья Гора. Две последние деревни частично уже принадлежали своеземцам и в додачу поместья Богомоловым были выделены земли в соседнем Воскресенском Лученском погосте (ныне Пикалево).

    В писцовой книге 1496 года приведены свидетельства превращения детей священника в помещиков. В ней указаны Данилка, Бухара, Михаль и Гридя - поповы дети Ильины, получившие поместья. Данное явление было редким, но для увеличения великокняжеского войска не брезговали даже делать помещиками бывших московских холопов.

    Братья Ильины получили поместье из бывших владений боярыни Никифоровой и боярина Перфурия Зиновьевича Корцова. В числе шести деревень, выделенных братьям, были деревни в Крутике (ныне Бокситогорск) и в Чудском конце (деревни Заполье, Березовик), в которых насчитывалось тринадцать дворов с пятнадцатью плательщиками оброка. При этом часть дворов в Крутике были общими со своеземцами. В дополнение к поместью братьев-поповичей Ильиных были выделены земли в соседнем Дрегольском погосте.

    Ещё одна боярщина в составе земель деревни Чудской Конец, располагавшейся на речке Теребежке близ деревни Болото, была конфискована великим князем Иваном III у боярина Василия Кузьмина. Она досталась помещикам Коротневым, которые также получили земли в соседних погостах, включая Михайловский Черенский погост.

    Братья Коротневы Михаил, Гавриил, Дмитрий и Некрас получили новую жалованную грамоту на поместье в данных погостах 25 мая 1500 года от имени великого князя Ивана III и от его сына, будущего великого князя Василия III. О додаче земель в поместье в грамоте не указывалось.

    В XVI веке продолжалось выделение земель в поместья дворянам на освободившиеся места вследствие смерти прежних хозяев. В 1550 году царь Иван Грозный переселил в округу Москвы «лучшую» тысячу дворян и «детей боярских» с целью создания преданного ему войска. В его состав, опубликованный в «Тысячной книге», вошёл дворянин «из Климетцкого погоста ис Колбяг Русин Лихачев сын Палицен». Бывшее его небольшое поместье упоминается в писцовой книге 1563/64 года письма Андрея Лихачева и подъячего Ляпуна Добрынина. В его состав входили деревни Горка на Каменке, Ескина Гора и Копачова. Подобные топонимы пока на территории бывшего Климентского Колбекского погоста не обнаружены, но они есть в нашем крае.

    В сохранившейся части писцовой книги 1563/64 года отмечены поместья вновь появившихся в крае дворян Скрыпицыных, Палицыных, Молявиных, Поздяковых. Представители многодетного дворянского семейства Скрыпицыных надолго обосновались в Колбекском и соседних погостах. На стыке XVI – XVII вв. в Колбекском погосте обосновались дворяне Мордвиновы.

    В 1584 году вдовая княгиня Аграфена Мышецкая получила «поместье на прожитье» по речке Табашке близ деревни Глина. Эти земли князья Мышецкие сохраняли за собой и приумножали на протяжении нескольких веков. Их усадище в селе Передомля на реке Пярдомле стало родовым гнездом, а на местном кладбище долго покоился их прах, к сожалению, потревоженный в современное время.

    Со второй половины XVI века в погосте появляются поместья татар-новокрещенов принятых на военную службу царем Иваном IV. Казанский татарин Каркей, согласно писцовой книге 1563/64 года, получил в поместье деревню Мошню в которую переехал сам. В ней также проживали его крестьяне: Матвейко Оверкеев, Савва Мартьянов, Онкипко Михайлов, Зенко Иванов и Мосейко Павлов. Это была одна из самых больших деревень погоста, так как в данный период почти все деревни края были одно-двухдворными.

    Согласно сметному списку Обонежской пятины 7082 (1573/74) года Климентский Колбекский погост был наиболее заселенным погостом по сравнению с соседями и приносил в казну больший доход. Однако в нем уже появились в значительном количестве пустые земли. В писцовой книге 1563/64 года отмечено, что вдова Марфа Скрыпицына выехала с погоста, бросив своё прожиточное имение. В результате в бывших её деревнях Лутьяново и Нятина Горушка, расположенных на речке Дрочиловке, «поля и пожни лесом поросли».

    На свободные земли правительство царя Ивана Грозного старалось поселить новых помещиков. В 1575 году по грамоте великого князя всея Руси Симеона Бекбулатовича (бутафорского царя временно поставленного Иваном Грозным) добавочные земли, включающие усадище и деревню Михново, были выделены помещикам Обернибесовым, прибывшим в новгородские земли из Зубцова и Ржевы, расположенных в верховьях Волги.

    В исследованиях Д.Я. Самоквасова приведена грамота 1578 года об отводе поместья в Климентском Колбекском погосте. По указанию государственных дьяков Ильи Осиева и Постника Хворощины «неслуживый» сын боярский Яков Коротнев отвел в данном погосте поместье стрелецкому сотнику из Ругодива (средневековое русское название города Нарвы) Василию Путятину. В состав поместья вошли части бывших поместий Богдана Кутузова и Микиты Култашева. Оставшиеся после выделения поместья земли были отданы под надзор волостному старосте Колбекского погоста Якушу Хомутову. Волостному старосте оставалось лишь наблюдать как нераспределенные поместные пашни и пожни зарастали лесом.

    Писцовая книга письма и дозору Андрея Васильевича Плещеева 7091 (1582/83) года зафиксировала существенные изменения, произошедшие в Колбекском погосте со времени проведения предыдущего описания. В жизни церковного прихода изменения были небольшими. По-прежнему на погосте стояли две деревянные церкви: одна, освященная в честь мученика Климента с приделом, посвященным Иоанну Богослову, и другая, освященная в честь Святой Богородицы. Полный церковный причт возглавлял поп Тимофей Степанов. Церковную службу также несли дьячок Андрюшка Иванов, пономарь Евсейко Игнатьев и просвирня Марья, живущие в своих дворах на погосте. Однако бывшие три церковные деревни с 5 церковными крестьянскими дворами уже «были пусты».

    После конфискации вотчин Софийского Дома великим князем Иваном III в Климентском Колбекском погосте новгородские Отенский и Зверинский монастыри получили пожалованные земельные вотчины из бывших владений новгородских бояр Максима Пантелеева и Ивана Афанасьева. Всего монастырям, согласно писцовой книге 1496 года, было пожаловано четырнадцать деревень с 22-мя крестьянскими дворами.

    Хозяйственное разорение к концу правления Ивана Грозного коснулось и монастырского землевладения. По данным писцовой книги 1583 года во владении Зверинского и Отенского монастырей в Колбекском погосте оставались две деревни с 5 дворами монастырских крестьян. Из всех монастырских деревень Колбекского погоста своё имя до наших дней сохранила лишь деревня Овинец (с 1496 г.) на речке Чунинке.

    Другой особенностью Климентского Колбекского погоста являлось наличие в нем в XV-XVI веках поселений своеземцев. Своеземцами называли мелких собственников земельных участков, лично свободных и независимых от новгородского боярства. После присоединения новгородских земель к Москве своеземцы постепенно исчезли, превратившись в крестьян или в мелкопоместное дворянство. В писцовой книге 1583 года при описании Колбекского погоста они не отмечены.

    Ранее, согласно писцовой книге 1496 года, они размещались на территории погоста в деревнях Крутике, Губе, Веселец (ныне территория города Бокситогорска) и в других деревнях. Упоминаются также своеземцы в писцовой книге 1563/64 года, живущие в Крутике в общей деревне с помещиком Богданом Поздяковым.

    В конце XVI века продолжилось размещение дворян в Колбекском погосте. Этому способствовали наличие отмеченного в писцовой книге 1583 года в Колбекском погосте 51 пустого поместья. Среди новых помещиков, чьи грамоты об отделе поместья сохранились в новгородских архивах, можно найти дворянина Прокофия Молеванова (1585 г.), Ивана Борисова (1586 г.), Третьяка Баранова (1593 г.), Богдана Палицына (1594 г.), Даниила Мордвинова (1601 г.). Все они через несколько лет окунутся в водоворот страшных событий Смутного Времени начала XVII века.

    Леонид СТАРОВОЙТОВ.
    (Продолжение следует)

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить