Архив номеров
USD ЦБ РФ 17/11 65.99
EUR ЦБ РФ 17/11 74.9

  • ДРЕВНИЕ ПОГОСТЫ КРАЯ

    ДРЕВНИЕ ПОГОСТЫ КРАЯ2018-11-07028(Продолжение, начало в №23 от 13 июня 2018 г., №14 от 11 апреля 2018 г., №18 от 9 мая 2018 г., №29 от 25 июля 2018 г.)

    (Продолжение, начало в №23 от 13 июня 2018 г., №14 от 11 апреля 2018 г., №18 от 9 мая 2018 г., №29 от 25 июля 2018 г.)

    Иванский Вольский погост Белозерской половины Бежецкой пятины. Располагался в долинах рек Лиди и Колпи и их притоков - Обломны, Веуча, Волочны, Крупени, Карасинки. Его соседями были на северо-западе Никольский Пелушский и Георгиевский Койгушский погосты Нагорной половины Обонежской пятины. На юге к его границам примыкал Воскресенский Суглицкий погост, а с востока Ильинский в Веси; оба входили в состав Белозерской половины Бежецкой пятины.

    Территория погоста была заселена несколько тысячелетий назад. Археологами найдены стоянки первобытного человека, относящиеся к периодам мезолита, неолита и энеолита. Из средневековых археологических памятников наиболее известным является поселение Перунь, с раскопанным археологом А.Н. Башенькиным языческим храмом, посвященным богу ильменских(новгородских) славян Перуну.

    Более поздние археологические памятники, к которым относятся жальники XII-XV вв., в значительном количестве находятся на территории бывшего погоста. Сохранились они, по данным исследований конца XX века, у деревень Стехново, Вяз, Плутно, Максимово и других.

    Во второй половине XV века территория погоста была в основном разделена между новгородскими боярами. Боярину Семену Афанасьевичу Бабкину принадлежали земли по реке Лиди. На реке Белой находилась волостка Якова Федорова. Из других новгородских владельцев дошли имена Ивана Константинова, Василия Савина, Якима Оксентьева и Ивана Козкина.

    После конфискации земель у новгородских бояр великим князем московским Иваном III началась раздача местных земель в поместья. Писцовые книги конца XV века, в которых зафиксированы поместья первых дворян на территории погоста, не сохранились. Их в некоторой степени заменяют другие документы, дошедшие до наших дней.

    Сохранилась жалованная поместная грамота великого князя Ивана III Никите Семеновичу Кулибакину, датируемая промежутком времени 1499-1501 гг. Дворянину Никите Семеновичу и его сыновьям Кузьме, Григорию и Ивану передавалась волостка из нескольких деревень по реке Белой. Жалованная грамота обязывала новых помещиков во взаимоотношениях с крестьянами… «тот доход себе имать по старине, опрочь великого князя дани». Таким образом, местные крестьяне попадали под двойной гнет со стороны помещиков и государства.

    Количество помещиков в Иванском Вольском погосте постоянно возрастало. Земли новгородского боярина Семена Бабкина, расположенные по реке Лиди, достались в поместье Юшке Олёшкину Чернцову. В Платежной книге Бежецкой пятины, в которую входил Вольский погост, под 1498/1499 годом были упомянуты владимирец Петруша Федоров сын Селиванова Чирикова, а в волостке на реке Белой княжеские дьяки дополнительно испоместили Митю и Михаила Калитиевских. В этот период волостки Плутно и Заобломенье ещё не были розданы в поместья.

    Полученные в поместья раздаточные земли дворяне стремились закрепить за своей семьёй. Многочисленность семей этому способствовала. Дворянский род Колюбакиных, в который вошли первые в нашем крае Кулибакины, сохранил свои земли в нашем крае до начала XX века.

    Писцовая книга Бежецкой пятины 1538/39 гг. зафиксировала наличие потомков Никиты Кулибакина в лице его сына Ивана, у которого в свою очередь было четверо сыновей – Федка, Микулка, Юшка и Михалка. Все они имели в поместьях следующие деревни: Березовик, Поточко, Сидоровское Климково, Тронево, Саргаево, Семенково, Подсосенье и Подъелье.

    Из данных названий трудно выделить соответствующие им современные топонимы. На старинных картах сохранилась лишь деревня Подъелье, расположенная на реке Колпь, ныне исчезнувшая. Также со временем исчезли и уменьшительно-уничижительные прозвища первых дворян, со временем превратившиеся в более почетные имена с обязательным отчеством и наименованием чина.

    Происходила также трансформация фамилий и поиски предка из-за границы. Чисто русское происхождение считалось унизительным. Колюбакины связывали происхождение своего рода от немецкого рыцаря Фаренсбаха. Упомянутый выше Никита Семенович Кулибакин представлял 7-е колено рода Колюбакиных. Согласно составленной родословной ему было пожаловано Иваном III село Коробище в 1476 году.

    В XVI веке в Иванском Вольском погосте происходит перераспределение дворянских поместий в зависимости от сроков воинской службы и полученных наградах в «додачу деревень». Об этом свидетельствуют акты приведенные в работах российского исследователя Д.Я Самоквасова в начале XX века. Так в 1572 году подьячий Василий Коломенский выделил поместье Кириллу Захарьевичу Кулибакину (10-е колено рода) из поместья отца и сына Ушаковых по реке Колпи и Крупени четыре деревни и усадище. Его отцу Захарию Кузьмичу Кулибакину там же было выделено также четыре деревни. Однако выделенных земель по положенному окладу недоставало.

    Попытка дополнить оклад Кирилла Кулибакина двумя починками из поместья Василия Дмитриевича Кулибакина подъячему Коломенскому не удалась. Василий Кулибакин, как написано в акте, грамоту писать не дал и священнику Никольской церкви Любочского погоста Богдану её подписывать запретил. В отводной грамоте Кириллу Кулибакину было отмечено, что попа и дьяка в Вольском погосте в данный период не было. В качестве особых угодий в выделенных ему землях указывалось, что поместные земли располагались по обе стороны реки Колпи, в которой водилась рыба: «плотица, окунь и щучка, а иных угодий нет никоторых».

    В данной грамоте 1572 года вскользь упоминается о наличии в погосте церковных земель. Смежно с одной из деревень поместья Василия Кулибакина находилась деревня Вязницкой пустыни. К сожалению, дополнительными сведениями о данной пустыни автор не располагает.

    В другой грамоте 1572 года из Иванского Вольского погоста составленной при отделе земель Елизару Григорьевичу Озерову подъячим Василием Коломенским указаны деревни Сидоровская, Фокино, Люптун, Матирех, Замошье и Михалево, чьи названия канули в историческом прошлом. Первые три деревни были пустыми. В двух последующих проживало по одной семье, лишь в последней в грамоте отмечены три крестьянина: Исак Федоров, Иван Санев и Ковер Фомин.

    Данные деревни достались Елизару Озерову из бывшего поместья Богдана Ушакова. Его брату Воину Озерову из данного поместья было выделено три пустых деревни.

    От данного поместья Богдана Ушакова осталась неразделенной деревня Плоское, где жила вдова Татьяна со снохою и с внуком, и рядом расположенная пустая деревня Корольково. Присматривать за данными землями было поручено неслужилому сыну боярскому Василию Хобаровичу Ушакову и старосте Вольского погоста Матвею Захарову.

    В грамоте указан местный грамотный житель «Михалка Петров сын Рыбошкин Вольской волости» (так в тексте). Сама грамота представляет собой доказательство экономического упадка края в конце правления царя Ивана Грозного.

    Из дворян Озеревых сохранилось имя Федора Прокофьевича Озерева, благодаря его челобитной о передаче ему прожиточного поместья его матери в Иванском Вольском погосте. В передаче имения ему было отказано, а сама грамота ныне хранится в Отделе рукописей Национальной библиотеки в Санкт-Петербурге.

    Ещё одна грамота 1572 года об отделе дворянину Никите Обольянинову в додачу деревень интересна тем, что по истории населенного пункта современного Лидского сельского поселения Коробище приводятся новые сведения. По грамоте царевых дьяков Семена Мишурина и Василия Сукова подъячий Василий Коломенский добавил деревни в поместье Миките Обольянинову к старому поместью его отца.

    В данной грамоте указано дворянское усадище Онисимово (ныне Коробище) на реке Колпи, а в нем два храма: «церковь Успенье Пречистые да теплая церковь Никола Чюдотворец». Эта запись отодвигает историю первоначального возникновения коробищенских церквей в XVI век, а также корректирует постоянную принадлежность родового гнезда Коробище роду Колюбакиных. Из топонимов данного времени в грамоте приведены названия деревень и починков: Тимофеевская, Сухой Бор, Качялово, Заельницкое, Микуево, Зачасовенье, Нероново.

    Ниже по течению реки Колпь от Онисимова (Коробище) располагалась деревня Ямище (ныне Лиственка). Она упоминается в писцовой книге Бежецкой пятины письма князя Василия Андреевича Звенигородского и подьячего Игнатия Сергеева 7090-7091 года (т. е. 1581-1583 гг). В книге отмечено, что находящаяся в Ямищах церковь Рождества Богородицы стоит пуста без пения. Писцы отметили пустой попов двор и церковную пашню. Согласно писцовой книге данная церковь относилась к Ильинскому погосту в Веси. Позднее она принадлежала к Иванскому Вольскому погосту.

    Спустя несколько лет церковь была утрачена и 8 сентября 1599 года поставлена вновь. Об этом свидетельствует надпись на нижнем тябле иконостаса, сохранившаяся до наших дней. Строителем церкви Рождества Богородицы был крестьянин Евтефей Тимофеев с «братиею» из поместья дворянина Данилы Патрикеева Клобакина (возможно Кулибакина). Он же оформил иконостас и написал иконы.

    Надпись на тябле иконостаса была расшифрована и старший научный сотрудник древнерусского отдела Государственного Русского Музея З.И. Плешанова 8 февраля 1971 г. дала заключение о том, что «по эпиграфическим особенностям настоящая надпись не противоречит её датировке рубежом XVI-XVII века». В настоящее время данная церковь является шедевром древнерусского зодчества XVI века на Северо-западе России. При дальнейшем изучении памятника учеными было признано, из-за наличия двухскатной крыши церкви, влияние на неё архитектурных вепсских мотивов.

    В писцовой книге 1581-1583 гг. письма князя Василия Звенигородского в центре Иванского Вольского погоста указаны две церкви. Одна из них была освящена в честь Рождества Иоанна Предтечи, другая в честь одного из самых почитаемых данных землях святого Георгия Победоносца. Последняя была отмечена в писцовой книге как «церковь Егорея Страстотерпца, деревянная в верх», что позволяет отнести её к типу шатровых церквей. В книге указхано наличие в церквах икон, свечей, книг, риз и другой церковной утвари, необходимой для приходской церкви.

    В отличие от 1572 года штат церкви был заполнен. В писцовой книге 1581-83 гг. отмечен поп Лукиян Исаков, дьячок Васка Ондреев, пономарь и проскурница Марья. Причт имел пашенные  земли и накашивал сена пятнадцать копен.

    В итоговых сведениях о погосте в данной писцовой книге наглядно показан экономический упадок края в конце царствования Ивана Грозного. В погосте на 40 живущих селений отмечено 181 пустое селение. В последующее царствование Федора Иоанновича (1584 – 1598) положение могло измениться к лучшему, но приближалось страшное Смутное время на Руси в начале XVII века.

    Леонид СТАРОВОЙТОВ.
    Продолжение следует

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить