Архив номеров
USD ЦБ РФ 14/11 64.2
EUR ЦБ РФ 14/11 70.67

  • ДРЕВНИЕ ПОГОСТЫ КРАЯ

    ДРЕВНИЕ ПОГОСТЫ КРАЯ2018-06-190473(Продолжение, начало в №14 от 11 апреля 2018 г., №18 от 9 мая 2018 г.)

    (Продолжение, начало в №14 от 11 апреля 2018 г., №18 от 9 мая 2018 г.)

    Воскресенский Лученской погост Нагорной половины Обонежской пятины. Располагался в верхнем течении реки Рядани, притоке реки Тихвинки. Река Рядань в описываемый нами период (XV-XVI века) называлась Рыдалью, о чём свидетельствуют несколько письменных документов. Центр погоста – село Лучаны – находился в районе старого кладбища, западнее территории цементного завода.

     

    Современная дорога от кладбища в город в те времена не существовала, её предшественница проходила севернее по деревням Горка и Обрино. Она широко использовалась для зимних перевозок на санях, особенно после переноса части главной торговой ярмарки России из Холопьего городка на реке Мологе в Тихвин (в то время посад) в 1534 году.

    На севере Лученской погост граничил с Михайловским Озерским погостом. Граница проходила к югу от деревень Белой и Осиновки и далее к северу от озера Овинец и деревни Захожи. На востоке Лученской погост граничил с Никольским Суглицким погостом, в состав которого входила деревня Чудцы, а озеро Велье с окружающими землями относилось к Лученскому погосту. Спустя столетия здесь проходила граница между Тихвинским и Устюженским уездами.

    На юге к территории Лученского погоста примыкал Никольский Волокославский погост, граница с которым в XVI веке установилась к югу от Второго Шибковского озера на современном 7-м километре дороги Пикалево – Анисимово в урочище Карголово. На западе граница Лученского погоста с Климентским Колбекским и Антоньевским Дымским погостами проходила западнее старинных деревень Могатино (Каменный остров), Сенно, Батьково (Батьков Конец).

    Территория Лученского погоста была плотно заселена в XII – XIV веках. Об этом свидетельствуют многочисленные археологические памятники – курганы и жальники. По данным новгородских исследователей начала XX века, курганы, относящиеся к периоду XII века, находились в деревне Ивановской (ныне 6-ой микрорайон города Пикалёво) и близ усадьбы Аринино (современное городское кладбище).

    Эти ныне исчезнувшие археологические памятники представляли собой группы курганно-жальничных погребений, относящихся к XI – XIII векам и соответствующих периоду расселения словен ильменских (новгородских) в нашем крае. Они являлись наиболее древними археологическими памятниками на территории города, и, к сожалению, погибли при городской застройке. Жальники XII – XIV веков находились почти в каждой из деревень, расположенных в долине реки Рядани. Об этом свидетельствуют археологические своды новгородских историков и археологов И.С. Романцева и Н.И. Репникова. Жальничные погребения округи города Пикалёво все разрушены в XX веке, когда в руки простых людей попала мощная землеройная техника. То, что просуществовало восемьсот лет, было уничтожено за восемьдесят, без всяких на то веских причин. Всё это несколько обеднило нашу историю.

    Описание Лученского погоста в писцовой книге 1496 года писца Юрия Сабурова не сохранилось. Упоминание Лученского погоста в данной книге имеется при описаниях Климентского Колбекского и Михайловского Черенского погостов, в которых сказано, что помещики Забелины и Богомоловы имели дополнительные деревни в Воскресенском Лученском погосте в составах своих имений. Из семьи Игната Забелина дополнительную «дачу» в Лученском погосте получили братья Гридица, Куземка и Зеновец, а из Богомоловых, обосновавшихся в Климентском Колбекском погосте, добавки к имениям в Лученском погосте получили братья Митя и Ивашка. Дворяне Забелины на длительное время обосновались в усадище Повышево.

    Исходя из данных писцовой книги 1496 года о существовании Воскресенского Лученского погоста, можно утверждать, что это наиболее древняя дата существования населённого пункта Лучаны на современной территории города Пикалёво, а Забелины и Богомоловы – одни из первых известных по именам жителей на его территории в прошлом.

    Дополнительные сведения о жителях Воскресенского Лученского погоста первой половины XVI века даёт сохранившаяся грамота из актового материала новгородского Вяжищского монастыря. К данному времени монастырь владел несколькими земельными участками, находящимися в прошлом на современной территории города Пикалёво.

    Монастырь мог их купить у местных землевладельцев ещё в период до присоединения новгородских земель к княжеству Московскому или получить по завещанию от тех же землевладельцев на «помин души». Со временем у монастырей во владении накопились значительные земельные угодья. Государственная власть не приветствовала данное явление и в то же время не пыталась отбирать данные земли до начала правления императрицы Екатерины II в 1764 году. Монастырские власти в свою очередь постоянно ссылались на «божью» принадлежность данных земель.

    В Воскресенском Лученском погосте монастырские и поместные земельные участки соприкасались друг с другом и часто находились в совместном владении. В 1538 – 1539 годах по указанию игумена Вяжищского монастыря был произведён раздел спорных монастырских угодий с местными помещиками. До нас дошли две раздельные грамоты данного периода старца Вяжищского монастыря Игнатия и местных помещиков, составленные на раздел общих деревень Воскресенского Лученского погоста.

    В них упоминаются ныне сохранившиеся населённые пункты из числа бывших деревень Лученского погоста – Обрино, Подлипье, Гачево, Новли и Захожи, а также деревень и усадеб, исчезнувших сравнительно недавно – Стукачево, Овинец, Выглядок, Радилово, Почепово, Горка (Лученская), Сапог, Губино, Орехово, Наумово, Хотнежа (Бутырки).

    В обеих грамотах упоминаются названия урочищ, гидронимов и различных топонимов, сохраняющихся на протяжении веков и вышедших из употребления лишь в последние десятки лет. К ним относятся болото Пенное, урочище Олешняги (место, где планируется строительство городской церкви), урочище Копачево и другие.

    В «раздельных грамотах» 1538 – 1539 годов старца Игнатия упоминаются имена местных помещиков Скрипицыных, Дубасовых, а также Забелиных и Богомоловых, известных по писцовой книге 1496 года, чьи сыновья и внуки выступали свидетелями при совершении актов раздела, указанных в грамотах старца Игнатия. Также из данных грамот становится известным имя дьячка Иванки Данилова, написавшего текст «раздельных» грамот. Пока это наиболее удалённый от нас по времени церковнослужитель Воскресенской церкви Лученского погоста.

    Документ 1544 года раскрывает ещё одну сторону жизни Лученского погоста. Из «меновной» грамоты на обмен деревнями между Вяжищским монастырём и местными жителями Андреем и Василием Проежиными становится ясно, что в данный период в Лученском погосте проживали так называемые «своеземцы». В новгородских землях они составляли особый слой населения, промежуточный между помещиками и крестьянами. В отличие от последних, живших на земле помещиков или монастырей, своеземцы имели собственные участки земли. Грамота 1544 года зафиксировала обмен своеземческой деревни Гачище (Стешково посидение Тюкиля) на половину монастырской деревни Ореховки.

    Через несколько лет своеземцы в Лученском погосте исчезнут. Одним из последних упоминаний о них будет присланная в 1566 году в деревню Лученская Горка (ныне на её месте расположены цеха глинозёмного завода) послушная грамота государственных дьяков Андрея Васильевича Буйносова и Леонтия Онаньева о подчинении крестьян новому владельцу – Вяжищскому монастырю в лице игумена Арсения.

    Данное событие произошло в связи с тем, как указано в грамоте, что своеземцев Лаврентия и Сенки Шамординых, имеющих участки земли в деревне Лученская Горка, «…не стало, а жон их и детей после их роду и роду их племене не осталося…». В связи с этим принадлежащая им земля передавалась государством другому собственнику части земель в деревне Горки игумену Вяжищского монастыря с «братьею».

    Первой писцовой книгой, из которой сохранились отрывки описания Воскресенского Лученского погоста, является писцовая книга Обонежской пятины письма Андрея Лихачева и подьячего Ляпуна Добрынина 7072 (1563/1564) года. В ней в дополнение известного актового материала приведены названия новых населённых пунктов, в том числе существующих в настоящее время – Зиновья Гора, указанная «на рецы на Редале», и Дуброва. Ряд указанных деревень идентифицировать по местоположению не удаётся, как, например, деревни «…Филистово на реке на Редале, словет Кукоево…» или Лазарево.

    Появились новые имена помещиков, получивших поместные наделы в Лученском погосте. К 1563 году в усадьбе Стукачево обосновался Артем Карсаков, Орина (вдова Ивана Тимофеевича Оклячеева) получила прожиточное имение в деревне Заболотье близ Дубровы (современное Селиваново). Упомянуты имена дворян, имевших поместья в Лученском погосте – Ивана Зубарева, Леонтия Лаврентьева, Фомы Харламова и Перфурьева, чьё поместье Подлипье Большое перешло затем к Василию Дубасову и его детям.

    В писцовой книге 7091 (1582/1583) года писца Андрея Плещеева дано первое описание церковного прихода Лученского погоста. Деревянная церковь Воскресения Христова имела придел во имя Николая Чудотворца. Причт возглавлял поп (священник) Галахтион, в трёх дворах церковнослужителей проживали дьячок церковный, пономарь и проскурница. Кроме них на погосте стояло 5 келий, в которых обретались нищие, питавшиеся милостынею от церкви.

    Последствия хозяйственного упадка сказались на жителях погоста. Из 10 дворянских поместий два были запущены, и в них «пашни лесом поросло». Число крестьянских дворов в поместьях сократилось до 80; дворов с живущими крестьянами у помещиков оставалось 52.

    В числе заброшенных поместий было усадище Большое Повышево, принадлежащее ранее дворянам Забелиным. В усадьбе Выглядок (располагавшейся на месте старого парка у цементного завода) номинальным хозяином числился восьмилетний Тихон Скрипицин, сохраняющий поместье своего отца и деда.

    В монастырских владениях Вяжищского монастыря в Лученском погосте не осталось к концу царствования Ивана Грозного ни одной заселённой деревни. Писцовая книга 1583 года зафиксировала в собственности монастыря 18 пустошей с заброшенной пашней и сенокосом.

    Монастырские пустые земли располагались близ современных населённых пунктов Новли, Замошье, Захожи и в различных местах на территории современного города Пикалёво. Одна из данных пустошей в те далёкие годы находилась на территории современного 6-го микрорайона города и носила название Даниловская, Ивановская тож. При хозяйственном возрождении края в конце XVI – начале XVII века монастырским властям удалось поселить в 1602 году в деревню Ивановскую семью Герасима Михайлова с сыновьями.

    Кроме монастырских земель в писцовой книге 1583 года в Лученском погосте было отмечено наличие земель, принадлежащих городским церквям Великого Новгорода. Церкви Бориса и Глеба, расположенной на Запольской улице, и церкви Сорока мучеников на Щирковой улице принадлежало 5 пустошей. Впоследствии данные земли перешли в монастырское владение Тихвинского Успенского монастыря.

    История Воскресенского Лученского погоста в конце XV и на протяжении XVI веков характеризовалась внедрением на его территорию дворянских поместий со стороны новых хозяев края – Московского государства, а также несколькими хозяйственными подъёмами и упадками, связанными с политикой великих князей и царей московских, начиная с Ивана III и заканчивая Борисом Годуновым.

    Леонид СТАРОВОЙТОВ.

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить