Архив номеров
USD ЦБ РФ 20/11 59.63
EUR ЦБ РФ 20/11 70.36

  • ИЗ РОДА ЗАВОДОВЛАДЕЛЬЦА РЕЙТЕРА

    ИЗ РОДА ЗАВОДОВЛАДЕЛЬЦА РЕЙТЕРА2017-11-13054Некрополь Лученского погоста. Заповедный уголок, хранящий неповторимый дух трёх столетий истории нашего края...

    Некрополь Лученского погоста. Заповедный уголок, хранящий неповторимый дух трёх столетий истории нашего края (княжна Марфа Михайловна Несвицкая погребена в 1773 году, и к её могиле ежегодно приезжают родственники).

     

    Здесь появился настоящий хозяин – ценитель старины глубокой. Это отец Дмитрий, священник храма на старом кладбище нашего города. Вместе с алтарщиком Михаилом, меценатом Тимуром Александровичем Сапожниковым они восстановили поруганные прежние захоронения, установили чугунные кресты с табличками на эмали, и теперь всякий прохожий в раздумье постоит у старинных захоронений. Великолепны два богатых памятника белого гранита высотой выше человеческого роста, в чугунной ограде с распустившимся бутоном цветка ручной кузнечной работы. Принадлежат они купцу-заводчику, отцу Иоханну Рейтеру (годы жизни 1825-1890) и фрау, матери Жулие Рейтер (годы жизни 1828-188?). Кто они эти люди? Что мы знаем о них?

    В трудах, горестях
    и радостях

    На камне родоначальника Рейтера две записи – на немецком и русском, то есть с обеих сторон. На русском чётко читается – Иван Иванович Рейтер. Упоминается он в Российской публичной библиотеке в Санкт-Петербурге «И.И. Рейтер, иностран, Тихвинский уезд, Ивановское близ станции Обрино. На заводе 1 стеклов печь и 2 для обжига. Выдел 8000 бунт (связка, кипа) белен стекла». И более никаких сведений.

    «В конце XIX века Ярославским трактом проезжал краевед И.Ф. Тюменев, автор путевых очерков «От Тихвина до Весьегонска». И.Ф. Тюменев отметил занятия местных жителей, наличие завода по производству стекла, принадлежавшего Рейтеру и расположенному на 13-й версте от Обрина» (Л.А. Старовойтов «Пикалёво: истоки»). К сожалению, автор записей не назвал имя и отчества владельца стекольного завода, но мы имеем воспоминания Валентины Ивановны Поликарповой, родившейся в 1914 году и ушедшей от нас в мир иной в прошлом 2016 году 10 августа в возрасте 102,5 лет!

    Согласно логике и её воспоминаниям, после смерти старшего Рейтера наследственные владения передавались сыновьям, в данном случае В.И. Рейтеру.

    Выписка из рукописей В.И. Поликарповой: «Хозяин завода Валентин Иванович Рейтер, жена Александра Георгиевна Рейтер. Их дети: дочь Алина Валентиновна, дочь Маргарита Валентиновна, сын Николай Валентинович. У Иоханна Рейтера был второй сын – Иосиф Иванович, жена Татьяна Петровна. Их дети: Мария (по мужу Нахман), Юлия (по мужу Бремпель), Екатерина (замужем не была), Иван, Любовь (Лосева по мужу), Вера (Поликарпова по мужу), Владимир и Александр».

    У Иосифа Ивановича было 9 детей, сын Николай был болен эпилепсией. Однажды, забежав на завод, его хватил удар подле варившегося горячего стекла. Тело мальчика нашли там, в чём виноваты взрослые. Ребёнок принял такую мученическую смерть!

    Валентина Ивановна всегда повторяла, что Рейтеры не были помещиками, они были заводчиками, как Демидов на Урале, только намного беднее.

    Производство стекла было трудоёмким и нелёгким. Необходимо было добыть сырьё, расплавить его в ямах, называемых халявами. Жидкое стекло выдувалось в виде шара. Шар лопался на столе и получался слой стекла, его разрезали на нужные размеры. И самое трудное – сбыт товара в Санкт-Петербург, Тихвин.

    Валентина Ивановна говорила, что у Рейтера были богатые и бедные сыновья. Валентин Иванович был хозяином завода и гласным Тихвинского уездного земского собрания. Его брат Иосиф и его дети были стеклодувами и ответственными по перевозке хрупкого груза за 260 км пути. Перевозили ценный груз на лошадях, заворачивали стекло в рогожи. Все стеклодувы от работы заболевали чахоткой, умирали рано, это мнение я слышала от местных жителей п. Быстрорецкий за п. Ефимовский, где стоял завод по производству бутылок дворянина Гельцера, куда из Германии был привезён специалист, мастер стеклодув И.И. Сейц. Так в наших краях появилась эта фамилия – утверждал последний из старых Евгений Владимирович Сейц.

    Иосиф Иванович умер в 1880 году, когда младшенькой Вере было 8 месяцев. Валентин Иванович со всей ответственностью заботился об осиротевшей семье брата, сказав: «Всех девок Рейтера выдам замуж, племянники пусть сами пробивают себе дорогу». Подрастали свои дочери, он отправил их учиться в Петербург, где они и остались жить. Наследником завода считался Николай Валентинович. Но жизнь распорядилась по-своему. Влюбился юноша в простолюдинку, просил отца благословить их на брак. Выбор дворянин Рейтер не одобрил. Морганатические браки, то есть неравные, в то время не приветствовались. Николай, не найдя другого выхода, после долгих мучений застрелился у камина в своём доме, не пережив такое решение отца.

    Дочери Иосифа, как было обещано братом Валентином, удачно были выданы замуж. Мария, старшая, за мастера Николая Нахмана на заводе Гельцера в п. Быстрорецкий. Старожилы помнят эту женщину – воспитанную, сдержанную. Она подавала бедным, за глаза её называли немкой. Сегодня в этом посёлке жива фамилия Нахман, я была в их доме и имею фото наследников. Приняли меня, незнакомого человека, очень радушно!

    Юля была выдана за красавца Бремпель (есть фото) в д. Ефимово. Тогда уже она страдала чахоткой, унаследованной от отца. Люба выходит в Высокуше за коробейника Прокопия Лосева, родом из Пскова. Имел свою лавочку, торговал леденцами, конфетами, пряниками, бубликами. Построили свой дом, просторный, с мезонином. Народились трое детей, а через много лет, в 1922 году появилась ещё девочка – Аннушка, которой на фото с родителями и сёстрами ещё нет.

    Младшенькая Верушка была выдана за урядника Лученской Горки Ивана Поликарпова, где в 1910 появилась Таня, в 1912 году дочь Люба, в 1914 году дочь Валя и в 1915 дочь Тоня. Позже они переехали на ст. Пикалёво, где в 1923 году в Зиновьей Горе было сделано отличное, на картоне, фото детей – здесь дети А.А. Унковского, дети начальника станции Лебедева (ранее было в печати). И только Екатерина не вышла замуж, родители жениха из рода Сейцев не дали благословение на брак. Другого жениха она не желала, став доброй няней всем племянникам, а младенцу Валеньке кокой, то есть крёстной. Отец-крёстный был Валентин Иванович, владелец завода.

    Революционные события в Петрограде внесли в жизнь дворян смятения, переживания, непредсказуемость.

    Валентин Иванович в связи с революцией умирает, жену отправляют в ссылку.

    В 30-е годы начались репрессии. Прокопий Лосев был на заработках, когда в Высокушу ночью в их дом пришли большевики и через час вывезли жену и дочь Анну. Мать успела сунуть ребёнку наволочку с сухарями, рассказывает Анна Пропьевна. Когда отец вернулся в пустой дом, начались долгие поиски жены и дочери.

    Страшное было время! Пользуясь случаем, хочу рассказать убийственный, потрясающий случай, после рассказа которого я заболела…

    В Самойловской волости ночью в дом пришли трое мужчин, чтобы вывезти в ссылку всю семью, отец (фамилия умалчивается) был уже выслан как враг народа. Старший спросил хозяйку: «Дети где?». Она ответила: «На чердаке, на сеновале спят». «Веди!» – приказал уполномоченный. В слезах мать ведёт чужака наверх. Мать сдёрнула одеяло – лежат восемь человек, мал мала меньше. «Пусть спят, – сказал главный группы и спустился в избу, проговорив в сердцах. – Куда… мы… повезём… эту ораву?». Все вышли за ним следом. Мать в истерике, без сил опустилась на пол. Очнулась, когда в окнах забрезжил рассвет. Стремглав бросилась на чердак, все её дорогие ребятишки мирно посапывали в утреннем сладком сне. Мать упала на колени в молитве Божьей матери, Заступнице. Больше эту многодетную семью не беспокоили.

    Разорили. Притеснили. Заточили. Погубили. Великие тысячи! Заводы, подобные заводу Рейтера, в целом составляли промышленность России. Они были работодателями и кормильцами сотен крестьянских семей. Жили не праздно, а в трудах и приносили пользу обществу.

    Минуло 100 лет. А сегодня многие имеют рестораны, магазины, дома за границей, вклады в инвесторском банке. И дети тех, кто пострадал, с болью в сердце восклицают: «За что?».

    Эпилог

    Да, да, они живут, потомки Рейтера! В Пикалёве в 1 микрорайоне жила дочь Александра Иосифовича, Александра Александровна. Девятый и последний ребёнок – дитя любви Веры Васильевны и Александра. Той самой девочки Веры, красота которой поразила Сашу в самое сердце, и он ждал, пока красавица вырастет, и посватался к ней через 10 лет, с 17-летней разницей в возрасте. Их внучка, Нина Алексеевна, сегодня живёт в г. Бокситогорске.

    В Бокситогорске жила дважды орденоносец, отличник народного образования, почётный житель города Татьяна Ивановна Поликарпова – Осницкая. Антонина Ивановна, её сестра, учитель математики в средней школе, жила в Ленинграде. В Усть-Ижорах в январе этого года отметила 95-летие Анна Прокопьевна Правдина (по отцу Лосева). На первой странице вы видите снимок, который был сделан в 90-летний юбилей Валентины Ивановны (она стоит слева, Правдина – справа), который отмечался в Бокситогорске, куда была приглашена и я. Там до смерти и жила Валентина Ивановна со своей племянницей Лидией Александровной Васильевой, занесённой в энциклопедию «Лучшие люди России». Этот уважаемый человек, ветеран педагогического труда, здравствует и ныне.

    Отголоски прошлого

    В день, когда Советская власть вывозила имущество Рейтера (позже вывезут на станцию Пикалёво барский дом), горничная нашла на полу брошенный за ненужностью альбом господ Рейтер. Забрала, сохранила, передала детям. Долгое время он хранился в семье Михаила Михайловича Сейца, который безвременно ушёл из жизни. Альбом хранит его жена Татьяна Васильевна, которая и передала его мне. Благодаря этим людям, сохранившим в лицах историю края, мы видим семью Иоханна (Ивана) и Жулии (Юлия) Рейтер.

    После статьи в 2003 году о Рейтерах ко мне подошла пожилая женщина и сказала: «Мы в нашей семье храним добрую память о Вере Иосифовне Поликарповой. Она была добрейшим человеком. В трудную для нашей семьи минуту она дала моей бабушке в долг 1000 рублей, по тем временам это баснословные деньги».

    Сто лет назад, а может, более, в господской купальне кто-то обронил нательный крест с редкой огранкой, высокой пробы золота. Наверняка, искали господа, дворовые, прислуга. Как сквозь землю провалился! Нашли! Нашли жители Пикалёва, наши современники, строившие на этом месте дачу. Только не принесла эта находка радости, лежит на этой вещице печаль потери, да и носится она индивидуально.

    Заключение

    Вот что пишет А.А. Старовойтов: «Дворянские гнёзда были центрами развития российского общества. В них жили люди, являющиеся опорой России в сложнейшее для неё время, обеспечившие её подъём и расцвет, её международную значимость».

    И спустя век после тех трагических событий с раскулачиванием и ссылкой (а в чём криминал пострадавших?) напрашивается вопрос: «Правильными были действия властей или это есть ошибка в истории нашего общества?»

    Нина БЕЙШЕР,
    краевед.

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить