Архив номеров
USD ЦБ РФ 22/01 0
EUR ЦБ РФ 22/01 0

  • В мире математики

    В мире математики2017-10-300222Эти две женщины сегодня пенсионерки, подруги, созваниваются по телефону, ходят друг к другу в гости. Почему? Ответ прост, долгие годы они были коллегами по работе. Они педагоги, и более того, они обе преподавали математику в Пикалёвской школе рабочей молодёжи.

    Эти две женщины сегодня пенсионерки, подруги, созваниваются по телефону, ходят друг к другу в гости. Почему? Ответ прост, долгие годы они были коллегами по работе. Они педагоги, и более того, они обе преподавали математику в Пикалёвской школе рабочей молодёжи.

     

    Я долго думала, ну как же так написать эту статью. Пожалуй, как и во всех предыдущих статьях, следует рассказать о каждой из них отдельно. Ну, не буду больше мучать и скажу, что речь пойдёт о Нелли Алексеевне Вальковой и Альбине Алексеевне Морозовой.

    Конечно, в город приехала раньше А.А. Морозова, однако в школу рабочей молодёжи раньше работать пришла Нелли Алексеевна. Вот, исходя из этих фактов, я и приняла решение сначала опубликовать воспоминания Нелли Алексеевны Вальковой, благо, они имеются в архивах школы. А вот за воспоминаниями Альбины Алексеевны Морозовой мне пришлось напроситься к ней в гости, сразу после Дня учителя. И принята была очень радушно, но, как договорились, об этом чуть позже.

    Встреча с Нелли Алексеевной Вальковой у меня не состоялась, т.к. она приболела. Мы хорошо пообщались по телефону и договорились о дальнейшем сотрудничестве. И через несколько дней Нелли Алексеевна принесла мне свои фото. Знали бы, дорогие читатели, слышали бы вы, какой молодой и задорный голос у почти 80-летнего юбиляра. Да-да, сегодня ей 79 лет, но, не видя, а лишь слушая её, подумаешь, что на том конце провода молодая выпускница педагогического института. Мои эмоции – они захлёстывают меня, а ведь уже давно пора делиться их воспоминаниями.

    И вновь держу в руках этот тетрадный листок в клеточку, думаю, что ни один из педагогов не скажет точно, сколько таких тетрадок они проверили. Сотни, сотни тысяч, миллионы? Да ведь и не главное это сейчас, зато каждая из них на память называет год выпуска, фамилии и имена своих учеников, о многих из них говорит с удовольствием, знает их дальнейшую судьбу.

    Вот что написала в своих воспоминаниях Нелли Алексеевна Валькова: «Вспоминая прошлое, могу сказать, что мне очень повезло в работе: ученики были внимательные, стремились учиться, может быть, ещё и потому, что и сама я, сколько помню, постоянно училась и в ЛОИУУ, и самостоятельно. Много решала задач до последнего времени, помогая поступать и поступившим в вузы справляться с контрольными работами».

    Здесь я прерву воспоминания и сделаю вставку-подтверждение сказанному «Много решала задач…». Это не просто много, по моим понятиям, безумно много. Со слов Нелли Алексеевны, когда в 2016 году её внук заканчивал 9-й класс, то она с ним прорешала более 6 тысяч задач. Вот это ДА!

    Но продолжим читать её воспоминания. «С Серёжей Павлюченко занималась даже дома, чтобы он смог закончить выпускной класс. Николай Чернянский на 4 и 5 сдавал математику и в вузе. А с Алексеем Моториным решали задачи прямо на лавочке у школы, т.к. здание школы было закрыто в выходной день. Занимались допоздна и в самой школе, так что технички уже не выдерживали, а мы забывали обо всём, УЙДЯ в МИР МАТЕМАТИКИ. Были у нас и интересные вечера математические; много рисовали кроссвордов, стенгазет, готовили доклады, вопросы, загадки. И вот ведь что интересно: даже нерадивые ученики после некоторого времени начинали интересоваться математикой».

    Эту фразу про нерадивых учеников завершила по телефону Нелли Алексеевна, так как воспоминания на этой незаконченной фразе обрываются, и скажу более того, в архивах больше нет рукописных воспоминаний. Но ещё не обо всех первопроходцах ШРМ написано, я надеюсь ещё на встречу со Светланой Александровной Дранкиной и Валентиной Филипповной Прониной.

    Ну а от Нелли Алексеевны по телефону услышала следующее: «Родилась я 28 июля 1938 года в городе Череповце и о Пикалёве никогда и ничего не знала. В 1962 году окончила Череповецкий педагогический институт и по распределению работала в г. Устюжне Вологодской области, в школе-интернате. А по истечении трёх лет подруга Роза Васильевна Вострякова пригласила меня работать в Колинскую школу, но по вновь сложившимся обстоятельствам пришлось ехать на встречу с председателем гороно Александрой Клавдиевной Араповой, и, таким образом, я с 1965 года стала преподавать математику в ШРМ. До сих пор в душе вздрагиваю! (?) (Это уже у меня в голове возник вопрос. И не один! Но задать не успела, а Нелли Алексеевна продолжила). Вошла в класс, а там такие взрослые мужчины и женщины. И они встают, приветствуя меня. А я такая пигалица. ТАКОЕ УВАЖЕНИЕ! Не поверите… А в последние годы сколько из школ города к нам пришло «трудных» подростков! Как было тяжело. Вот однажды: иду на урок, а ученики стоят в коридоре, в класс не заходят. На мой вопрос: «Почему не заходите? – отвечают: «А мы вас боимся». И я тут же сориентировалась: надо их заинтересовать, помочь им усваивать и осваивать содержание урока – и предлагаю им доказать, что дважды два будет пять, а потом сделала это сама. Дважды два будет пять – это софизм, и здесь надо найти ошибку в рассуждениях. Повторюсь, что я и сделала. В глазах у ребят восхищение, страха нет и есть желание слушать и участвовать в учебном процессе. Что и надо учителю. А я делаю вывод – здесь с этими ребятами просто непонимание их. Непонимание с самого их детства. Они ведь такие на самом деле замечательные!»

     

    А теперь пришла пора поделиться с вами, дорогие читатели, результатом встречи с Альбиной Алексеевной Морозовой. Но прежде чем я это сделаю, скажу, что в один из сентябрьских дней мне позвонил Николай Александрович Петров. У него возник вопрос: «Когда же вы, Любовь Андреевна, наконец-то напишете про А.А. Морозову. Я учился у неё, и благодаря только её стараниям окончил школу и поступил в техникум. Она не единожды приходила ко мне домой и уговаривала, убеждала в необходимости учения, находила слова, после которых нельзя не идти в школу. Она здорово и доступно объясняла новый материал».

    Ну а я в данном конкретном случае скажу. Любому человеку нелегко сделать выбор. Выбор – это поступок, выбор – это ответственность. В итоге человек выбирает ежедневно, но есть такие вехи жизненного пути, когда от выбора зависит судьба человека. И в данном случае выбор разделили пополам ученик и учитель. Здесь в этой внешне тихой и спокойной женщине проявился целенаправленный педагогический характер.

    Альбина Алексеевна Морозова (Петрова) родилась 27 июня 1940 года в семье педагогов. Отец – Алексей Иванович – математик, кадровый политработник, погиб в 1941 году, защищая столицу нашей Родины – Москву, похоронен в братской могиле. Мама – Ефросиния Михайловна – математик, преподавала в средней школе на Тамбовщине. И их дочь Альбина, окончив школу с серебряной медалью, поступает в Тамбовский государственный педагогический институт на факультет математики и черчения. По направлению в 1963 году едет в Пермскую область, в леспромхоз.

    Здесь скажу, что рассказ свой она прервала и пригласила пить чай. А далее продолжила: «Приехала, устроилась с жильём, а утром, войдя в 10 класс, увидела высоких, рослых, как один ровных ребят… Работать в школе нравилось, так через год подоспел и отпуск. Приехав домой, встретилась с будущим мужем (а до этого с ним была долгая переписка, т.к. он служил в армии)».

    И получает Альбина Петрова предложение руки и сердца. Там, на Тамбовщине, и родилась первая дочь. И, уже будучи замужней дамой, она поехала в Москву за открепительным от отработки в Пермской области. По приглашению своего друга Станислав Петрович Морозов привёз свою семью в г. Пикалёво в августе 1964 года. На тот момент Виктор Фёдорович Зарецкий подбирал кадры для вновь открытой тогда ещё 8-летней школы №3.

    Я быстро записывала то, что вы сейчас читаете. Задаю вопрос: «А как в ШРМ вы стали работать и почему, что побудило вас сделать этот шаг?»

    Ответила Альбина Алексеевна так: «Всё то время, что я проработала в школе, понимала, что мне хочется работать со старшеклассниками. Получила в гороно перевод, пришла работать в ШРМ, где директором тогда был В.И. Славушкин. Он тоже внёс определённую лепту в этот мой поступок.

    И сразу же, с самых первых дней я испытала огромное удовольствие. Ученики были благодарные, старались учиться, переживали, когда не получалось».

    Перебирает фотографии, называет имена и фамилии учеников. Тоже волнуется, когда не может вспомнить. Какие они замечательные наши педагоги!

    Альбина Алексеевна меж тем продолжает: «И в городе сейчас хожу, так здороваются, иногда не узнаю. Вот на последней городской осенней ярмарке встретила Галину Васильеву, учила её, а она мне герань, можно сказать, подарила, плата была чисто символическая. И там же поздоровался со мной мужчина. Не узнала. Вернулась и переспросила: «Вы кто?» – «Я Анатолий Рубчиков». Вспомнила. Работал на заводе ЖБИ. В школе у меня был примерным учеником. Как приятно, что тебя помнят. А вот Юрий Григорьев, Николай Федоров».

    Обращаясь ко мне, сожалеет обо всех тех, кто ушёл уже из жизни.

    Нельзя не согласиться. И я направляю беседу в другое русло, дабы отвлечь Альбину Алексеевну от грустных мыслей. Двое детей, разрывной рабочий день, трудно, наверное, было. Кто помогал?

    «Помогал мне всегда с детьми только муж. Он всегда и во всём меня поддерживал, что касалось работы. Я на работу ходила всегда с удовольствием. Разочарования? А разочарований не было. И старшая дочь Татьяна тоже математик, преподаёт в школе г. Тихвина. Мой брат в Тамбове долгие годы заведовал городским комитетом образования, он педагог-химик и жена его тоже педагог. Сейчас он, как и я, на пенсии, мы вот по скайпу с ним общаемся».

    Я отобрала много фотографий, но ведь все показать в газете нет такой возможности. И я нашла одно общее у этих педагогов-математиков, вместе работавших долгие годы в школе рабочей молодёжи нашего любимого города Пикалёво. Об их дружбе Нелли Алексеевна сказала так: «Завязалась не сразу, сначала появилась взаимная симпатии, взаимное уважение, общие интересы и вот тогда завязалась человеческая дружба, которая длится и сейчас».

    Так точно и чётко всё определила. Я внимательно рассматривала фотографии, которые мне принесла Нелли Алексеевна, и нашла две во многом похожие фотографии. Две девчушки – студентки, фото любительские. Оказывается, всё просто: обе они в юности посещали кружок фотодела. Вот тебе и да! Первый в жизни учителя класс в сельской школе, папин оркестр, участие семьи в праздновании Дня Победы – всё, что они запечатлевали, сегодня мы видим с вами. А Нелли Алексеевна ещё ходила в капеллу и пела, а в юности человек успевает много (если хочет), так вот она ещё в хор клуба строителей успевала бегать и там тоже пела. А дома вышивала. И многих своих друзей и знакомых одаривала своим творчеством. Вот такие они наши педагоги, не устану повторять, педагоги с большой буквы!

    Завершу статью словами Д. Джерома: «Музыка жизни умолкнет, если оборвать струны воспоминаний».

    Любовь АМЕЛИНА.

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить