Архив номеров
USD ЦБ РФ 18/10 57.34
EUR ЦБ РФ 18/10 67.46

  • ПЕДАГОГ С БОЛЬШОЙ БУКВЫ

    ПЕДАГОГ С БОЛЬШОЙ БУКВЫ2017-10-10040Перечитывая свои записи (статьи, увидевшие свет), понимаю, что есть некоторые моменты нестыковки и даты наезжают друг на друга. Но в моём случае нет смысла выуживать из записей безоговорочную конкретику.

    Перечитывая свои записи (статьи, увидевшие свет), понимаю, что есть некоторые моменты нестыковки и даты наезжают друг на друга. Но в моём случае нет смысла выуживать из записей безоговорочную конкретику. Мне вообще представляется куда как важнее датировки то впечатление, то воздействие, какое остаётся от человека, о котором я пишу, и какое продолжает жить в других людях, чьих судеб, хотя бы мимолётным штрихом, коснулась многогранная личность ПЕДАГОГА.

     

    Вам придётся поверить мне сейчас: когда я стала писать о коллективе ШРМ, о людях, со многими из которых я не была знакома лично, то произошёл тот редкий случай, а именно, душевное сближение. И произошло оно от прочтения их записей, всего лишь записей их рукой на тетрадных листочках в клеточку. И в большинстве случаев, поверьте, очень душевных и искренних. И знаете почему? Я думаю, это ВРЕМЯ, да, время написания – преклонный уже их возраст, а время вновь их вернуло в пору юности, когда они, молодые девчонки, после окончания педагогических учебных заведений приезжали в посёлок, а позже город Пикалёво, их мужья строили город, завод. Здесь они обрели свою СЕМЬЮ, в очень полном смысле этого слова.

    И в моей душе появлялся трепет и страх, как быстро написать так, чтобы передать их душевную чистоту, свежесть их чувств, светлую веру в своих учеников и высокую духовность. И я боюсь, но пишу, свято веруя, что вам будет приятно встретиться (хотя бы на страницах газеты) вновь с ПЕДАГОГОМ и просто с человеком, которого вы знали, уважали и, возможно, даже любили.

    С этим педагогом, чьи воспоминания сегодня я предлагаю вам прочитать, была знакома. Очень жаль, но вместе не работали. В моих воспоминаниях она осталась внешне скромная и очень обаятельная, по характеру – сдержанная и тактичная – Лилия Ивановна Сидорова.

    В своих воспоминаниях о школе она написала так: «После окончания Ленинградского института им. Герцена в 1967 году я была направлена на работу в Пикалёво. В это же время оказалась и другая выпускница пединститута Раиса Леонидовна Амшаркина.

    Прежде всего меня поразил коллектив этой школы, дружный, работоспособный. Доброжелательное отношение к нам, новичкам, подкупило совершенно. Захотелось работать».

    Здесь стоит сказать, что последнее предложение «Захотелось работать» она подчеркнула жирной чертой. Так она выразила свои чувства.

    А далее она пишет: «Мне приятно будет назвать таких учителей, с которыми мне предстояло работать: это А.И. Зиновьев, учитель русского языка и литературы; В.И. Славушкин, учитель истории; Н.Ф. Потёмкина, учитель химии; А.Д. Гесь, учитель истории; В.К. Гордеев, учитель математики; Г.Н. Каплина (русск. яз. и литература); В.А. Евсюкова ( русск. яз. и литература), Д.Н. Протасова, учитель истории… Не скрою, с волнением переступила порог класса. Какие они, мои ученики? Оказалось, что многим «уступаю» по возрасту.

    Однако, уже на первых уроках поняла, что намерения учащихся учиться – самые серьёзные».

    И здесь опять Л.И. Сидорова жирно подчеркнула слово «учиться».

    Продолжаем читать воспоминания: «И потому самой приходилось очень серьёзно готовиться к урокам, чтобы никому не захотелось забросить учебники, чтобы кто-то вдруг не заснул на уроке после напряжённого рабочего дня. Бывало и так, что после работы учащиеся не успевали зайти домой. А опаздывать на уроки тогда было не принято. Очень трудно было понять психологию рабочих. Но старалась «соответствовать», т.е. хотелось казаться и строгой, и солидной. А более понятными они стали после того, когда однажды вызвала к доске рабочего..., старше меня, по-моему, намного, чтобы он написал знаки химических элементов. Чувствую – не может написать знаки, говорю: «Ну как же вам не стыдно, почему не выучили знаки химических элементов? А он мне: «Да учил я, дочка, учил, на работе только об этом и думал, – и достаёт из кармана смятый листок. – Вот видите, здесь всё у меня записано, всё знаю, а вышел к доске – растерялся».

    Поняла, что стремление казаться солидной и очень серьёзной не получается. Главное – научить их! Приходилось применять разные приёмы и методы. Этот год закалил, научил меня многому. Это был самый трудный экзамен в моей жизни, тот, что поняла – от меня зависит многое, а предмет, который я преподаю, нужный для наших рабочих, города Пикалёво».

    На этом воспоминания Лилии Ивановны Сидоровой закончились. Не встретим уже и мы её на улицах города, о котором она написала так эмоционально, и чувствуется, что с любовью. Мне остаётся добавить, что считаю немаловажным в данном конкретном случае, – дело мамы продолжила её дочь Наталья. Её мы все сегодня знаем – это Наталья Николаевна Дёмина, учитель русского языка и литературы в школе№4, выпускницей которой она была в 1986 году. А уже в 1992 году она окончила ЛТИ им. Ленсовета, получив профессию инженер химик-технолог. Итак, в семье Сидоровых уже два химика. Создав свою семью, Наталья Николаевна принимает решение связать свою жизнь со школой. И что самое интересное, мама её поддержала, сказав коротко и понятно: школе – да, химии – нет.

    Я пришла в один из сентябрьских дней в школу №4 и побеседовала с Натальей Николаевной. Мне хотелось побольше узнать о Лилии Ивановне, как, впрочем, и обо всех тех, о ком я уже писала, но такая возможность представилась мне только сейчас. Надеюсь, как и мне, вам очень будет интересно узнать о педагоге как о человеке, жителе нашей Ленинградской области, о судьбе её семьи.

    И начала Наталья Николаевна Дёмина свой рассказ со слов: «Мама – она была методически грамотна, и её заслуга, что внук Алексей Дёмин сегодня – химик, он работает в ЗАО «Пикалёвская сода» сменным мастером».

    Заметьте, в семье Л.И. Сидоровой уже три химика.

    Продолжая свой рассказ, Наталья Николаевна улыбнулась: «Вот только внучка Алёна выбилась из семейной традиции (и опять же с большой поддержки бабушки). Однако в школе лаборантом она всё же поработала, прежде чем приобрела профессию бухгалтера. А мама (Лилия Ивановна) работала в ШРМ до выпускного вечера внуков и со словами: «Вот теперь моя миссия выполнена», – ушла на заслуженный отдых».

    Это был 2005 год, а 1 февраля 2015 года не стало Лилии Ивановны.

    Воспоминания нахлынули на Наталью Николаевну, а я не торопила её. Такой момент был, где лучше перемолчать. Посмотрев на меня, она спросила: «А можно мне поделиться детскими воспоминаниями МАМЫ, тем, что она мне про себя рассказывала, – отказа не последовала с моей стороны и она продолжила. – Родилась Лилия Ивановна в Мордовской АССР, станция Известь. (авт. Какое хитросплетение жизненных событий).

    Мои дедушка и бабушка, т.е. родители Лилии Ивановны, финны, финнов высылали на Урал перед войной, а дед увёз семью на ст. Известь. Оттуда его и призвали на
    войну. Тяжёлые ранения, долгое пребывание в госпитале, и уже в 1944 году он инвалидом возвращается в семью».

    Десятого июля 1945 года родилась Лилия Ивановна, а уже в 1948 дед везёт тайно свою семью в родовой исторически дом прадеда пос. Выбье Кингисеппского района. Паспорт был в тот момент только у деда. И бабушку, свою жену Анне Матте Янис (по-русски – Анна Матвеевна), и дочь Лилию он гулять водил по ночам. Позже он и родных всех с Урала позвал жить в родные места.

    «Училась мама в школе хорошо, поступать решила на учителя. Однако с первого раза не поступила и стала работать на Усть-Лужском рыбокомбинате. Через год вновь попыталась и поступила на отделение химии. Она мне рассказывала, – говорит Наталья Николаевна, – с гордостью о том, что им повезло (им – это студентам института им. Герцена), они жили в новейшем студенческом городке, том, что на Новоизмайловском проспекте».

    Наступила небольшая пауза, и я задала вопрос: «А как так случилось, что в архивах школы рабочей молодёжи среди воспоминаний только у Лилии Ивановны рядом с её фото хранится и фото её мужа?» То, что я услышала от Натальи Николаевны, было не менее интересно, чем тот короткий экскурс в историю семьи Лилии Ивановны Сидоровой (в девичестве Лаврентьевой).

    «Мама встретила свою любовь в ШРМ, или точнее, мой папа Николай Антонович Сидоров встретил её там. Он учился в классе Валентины Алексеевны Евсюковой, и это она представила учителя химии классу. Он работал в ОЭЦ (позднее ЭПЦ), работал и начальником трубного цеха на цементном заводе, потом вновь вернулся в ЭПЦ механиком. А ещё он играл в оркестре Дворца культуры на трубе и ударных. Там, на танцах он и высмотрел свою судьбу и любовь. После танцев проводил маму в 16-е общежитие, где жила она тогда. Поженились 19 апреля 1968 года».

    Как быстро развивались события, и виною или счастьем тому была молодость.

    Наталья Николаевна продолжает свой рассказ: «Я у родителей единственный ребёнок, причём домашний, в полном смысле этого слова. Мама на работу пошла в школу, когда мне было лишь 3 месяца, а меня определили в ясли-сад №6. А там случился грипп, соответственно – карантин, и вечером меня маме не отдали. Папа всё разрешил, он просто определил мне домашнее воспитание. И маме на работе стали выставлять «окна» (профессиональное слово, т.е. пропуски между уроками), и вот в эти «окна», перебежав дорогу (школа в то время была на ул. Вокзальной, д. 10, а через дорогу наш дом), она и прибегала покормить меня – малышку. А когда я стала постарше, она стала брать меня с собой на работу. Сидела я в кабинете директора и играла, не поверите, в школу, и более того, я была и учителем, и даже директором».

    После очередной паузы у меня ещё были вопросы, но не получилось их задать. И сейчас я, размышляя, как подать читателям весь этот материал, опять же приняла решение ничего не менять. Конечно, все факты и события здесь сегодня чисто хроникальны. Подробнее не смогла. И вот ещё. Когда узнала о том, что родители Лилии Ивановны финны, я вспомнила слова директора ШРМ Г.В. Веселовой: «Лилия Ивановна у нас была не только хороший учитель химии, которая прекрасно знала так же хорошо, как теорию, и производство. Постоянно ходила на завод и была в курсе всех технологических заводских нюансов. Но ещё и человек замечательный, ответственный. Она была рукодельница, вязала двухцветные узоры, орнаменты. Мы всегда замечали у неё новую шапочку, рукавички. А однажды она предложила на 8 марта всем коллегам принести из дома свои рукоделия и организовала выставку. Она молодец была».

    Да, стоит согласиться. И становится понятным, откуда это искусство владения техникой вязания, – естественно, из семьи. И ещё, помните, в рассказе о маме Наталья Николаевна привела слова Лилии Ивановны об исполненной миссии. Так вот, наверное, каждый из нас пытается в той или иной мере исполнить свой долг. «Пытайся исполнить свой долг – и тогда ты узнаешь, что в тебе заключено», – писал Гёте. Думаю, что могу себе позволить сказать сегодня – Лилия Ивановна свой долг исполнила полностью, как педагог, передавший свои знания многим и во благо. О таких, как Лилия Ивановна, говорят: Педагог с большой буквы.

    Любовь АМЕЛИНА.

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить