Архив номеров
USD ЦБ РФ 25/09 66.16
EUR ЦБ РФ 25/09 77.68

  • ДЕТИ ВОЙНЫ

    ДЕТИ ВОЙНЫ2017-06-070921Продолжение. Начало в №3 от 25 января, №8 от 1 марта, №10 от 15 марта, №15 от 19 апреля, №19 от 17 мая

    Продолжение. Начало в №3 от 25 января, №8 от 1 марта, №10 от 15 марта, №15 от 19 апреля, №19 от 17 мая

    Дядя Саша с Лёшей и Витей ушли. Я с тётей Наташей вышла во двор, вместе мы стали убирать в хлеву у коровы: чистили, посыпали трухой под ноги коровы, чтобы не было сыро. Тётя Наташа расспрашивала меня о маме, о младшем братике Вале и сказала, чтобы я написала маме письмо. «Надо, чтобы она не волновалась сильно за вас. Ведь наши ребята летом все работают на полевых работах, а скотину пасут по очереди. Людей не хватает, считай, на поле бабы да детвора, которая побольше… Зимой в центре учатся, а на каникулах в поле… Война… Будь она проклята!»

    Возвратился Витя и стал рассказывать, что они с Лёшей делали, и, конечно, хвалился: «Мы два двора обработали (убрали навоз из-под коров и во дворе очистили отхожее место, а потом насыпали трухи на очищенное место, а навоз вынесли на носилках на огород). Я теперь и ломом могу, но у Лёши лучше получается. У меня тоже получится!».

    Пришёл дядя Саша и сразу похвалил Витю: «Лёша тебя хвалит – сноровистый, хорошо работаешь и вилами, и ломом». «Вот что, деточки, я вот тут написал вашей маме записку и договор. Если она согласна, пусть распишется на договоре, и вы привезёте его мне. А иначе нельзя. Я выписал бы вам аванс, так сказать…». Он ещё что-то хотел сказать, но пришёл какой-то дедушка и стал ему что-то такое говорить или просить, и звал его всё Иваныч. А дядя Саша просил его: «Да уймись ты, всё успеем. Ты лучше скажи, пишет ли Егор-то?». «На море почты нет, – сказал дедушка, – подождём». «Жди, дед, жди». И они ещё о чём-то говорили: о сводках по радио, о газетах, а мы пошли спать на печку.

    Утром дядя Саша был ещё дома. Тёти Наташи уже не было, она рано уходила на ферму. Мы попили молока с картофельными лепёшками.

    «Ребята, мне пора в контору», – сказал дядя Саша. «А мы, – перебил его Витя, – пойдём в дальний конец деревни. Вчера нас просили прийти с Лёшей поработать». «Это дом со звездой?» – уточнил дядя Саша. «Да», – подтвердил Витя. «Люся, – обратился ко мне дядя Саша, – вы идите в дома, на которых звёздочки прибиты. Это дома, в семьях которых уже кто-либо погиб. Вот им и нужна помощь. Ну, ладно, пошли, вечером возвращайтесь».

    Вышли из дома, дошли до прогона и разошлись, каждый в свою сторону. По дороге Витя рассказал, как они с Лёшей уже приходили к домам со звёздочками и спрашивали, надо ли где-либо почистить или уже чисто? «Нас впускали во двор, – продолжал Витя, – давали лопаты, вилы, лом».

    И на этот раз мы решили спрашивать. Нас принимали после того, как мы говорили, что пришли от дяди Саши. «Ну, конечно, надо», – говорили они и провожали во двор.

    Во дворе мы приводили всё в порядок. После уборки в одном доме нас покормили и дали ещё картошки клубней пять, сказали: «На посадку отвезёте». Мы сказали: «Спасибо!» – и пошли в следующий дом. В нём была одна бабушка. Предложили свои услуги, а она сказала: «Завтра поработаете, вы же устали, отдохните.
    Вы ведь у Александра Ивановича остановились?». Мы ответили: «Он и тётя Наташа сами нас оставили». Бабушка вздохнула и сказала: «Им недавно похоронка пришла – сын погиб…».

    Мы не знали, нам они не говорили. Бабушка немного порасспрашивала о нас. Потом о своём сыне и внуке говорила, и что невестка к ней ходит: «А от сына нет весточки, видно, почта худо ходит…» Мы ещё поговорили с бабушкой о нашей маме, о братике и что у нас тоже есть бабушка, но она больна, и что и дедушка есть.

    Вошёл в избу Лёша. Витя очень ему обрадовался, а он говорит: «Я же тебе говорил, что бабушку мы с мамой обиходим». (Тут мы и догадались, что Лёша – внук этой бабушки.) Затем он сказал: «Я и наши ребята завтра едем в школу в центр. Вы можете до центра поехать с нами». «Надо дядю Сашу предупредить», – сказали мы. «Конечно, надо», – ответил Лёша. Мы пошли к дяде Саше. Уже темнело. Зимой рано темнеет, хоть она уже подходила к концу…

    Зашли в избу. Дядя Саша сидел у стола, курил. Тётя Наташа вышла из кухни и говорит: «Скучно без вас, ребята, и ужин невкусный. Может, с вами поест?». «Ладно, неси свой ужин…», – произнёс дядя Саша. Тётя Наташа посмотрела на нас, а мы на дядю Сашу и думаем: «Он какой-то хмурый, наверное, что-то случилось». «Вы что не раздеваетесь? – спросила тётя Наташа. – Раздевайтесь, будем ужинать, спать будем крепче».

    Мы разделись, сели за стол. Дядя Саша всё молчал. Когда отужинали, я подошла к тёте Наташе и спросила: «Что случилось?» «В деревню ещё пришла похоронка, – тихо произнесла тётя Наташа, – фельдшерице… муж погиб на фронте… не знает, как ей отдать…». И сама тихо заплакала, только слёзы капали из глаз.

    Людмила ПЕРЕВЕРЗЕВА.
    (Продолжение следует)

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить