Архив номеров
USD ЦБ РФ 19/07 0
EUR ЦБ РФ 19/07 0

  • ДЕТИ ВОЙНЫ

    ДЕТИ ВОЙНЫ2017-05-230461Дядя Саша с Витей вернулись с работы. Витя был такой весёлый, рассказывал, что он делал, какие умные коровки. Ему всё понравилось…

    Продолжение. Начало в №3 от 25 января, №8 от 1 марта, №10 от 15 марта, №15 от 19 апреля

    Дядя Саша с Витей вернулись с работы. Витя был такой весёлый, рассказывал, что он делал, какие умные коровки. Ему всё понравилось… «Ну, работники, – сказала тётя Наташа,– давайте обедать». Она стала накрывать на стол, а я пошла помогать ей. Но она, рассмеявшись, сказала: «На сегодня со своими дармоедами посиди в сторонке». Дядя Саша спросил: «Большой багаж?» – и оба рассмеялись. С хохотом рассказали, как и у них когда-то было много этих дармоедов.

    Пообедав, дядя Саша закурил и стал спрашивать: «Какой хлеб вкуснее: тот, что в ладошку кладётся, или тот, что зарабатываете?» Витя вскочил и говорит: «Дядя Саша, тот, что сегодня, сейчас был». «С тобой всё ясно, ты молодец, – с удовольствием похвалив Витю, обратился ко мне, – а тебе, Люся, – какой?» «Тот, что мама пекла, она и пироги вкусно пекла», – ответила я. «А сама печь хочешь?» «Так я же не умею!» «Невелика беда, научишься, если не заленишься», – сказала тётя Наташа. Я, конечно же, обиделась за себя, что не умею ещё многое, но не расплакалась, сдержалась: «Тётя Наташа, как пройдёт голова чесаться, ты меня научишь ещё вязать?» – все рассмеялись.

    На завтра дядя Саша собирался ехать в центр. Он спросил у меня, написала ли я письмо маме, чтобы отвезти конверт на почту. Я промолчала. А он продолжил: «Вот что, ребята, просить милостыню, как говорит Виктор, стыдно и обидно, а другого пока ничего нет. А это неправда. Надо по-другому посмотреть: может и вы куда сгодитесь. Согласны?» Мы крикнули: «Согласны!» «Тогда слушайте: на лето нам нужны пастухи. Пасти скот – коров и овец – согласны?» Мы немного задумались. Я, потому что знала близко только одну корову – бабушкину Паньку, которую забрали на мясозаготовку, а больше у нас не было. Витя сказал, что видел сегодня овечек, они такие смешные, милые. «Не скажи, – заметил дядя Саша, – они такое могут вытворить, что чёрту станет лихо». «А я не боюсь!». «Значит, быть тебе начальником над ними. На том и порешим. А ты, Люся?» «Я – как Витя, я с ним». «Нет, так не пойдёт, начальник должен быть один, а то не понять будет овцам, кого слушаться. Тебе как старшей доверим коровушек. Молочко любишь? А вот Виктор тебе поможет. Он очень смышлёный человек». Витя закивал головой, согласен, мол.

    В сенях заскрипела дверь, вошли две женщины и стали говорить, просить о своём, колхозном. Тётя Наташа указала нам на печь.

    Утром, когда мы проснулись, хозяев не было. На столе стоял чугунок с картошкой, солонка, початый круглый хлеб и крынка молока. Две кружки. Я сказала: может, это нам? А Витя спросил меня: «А за какие это такие шиши (заслуги) мы это съедим? Оно ведь не наше, не куплено и не заработано. Пойдём хоть дорожку разметём. А то как-то неловко, зенитчики бы так не сделали (он вспомнил зенитчика Алексея)». Этот Лёша говорил: «Всему своя плата…».

    Мы вышли на улицу. Дорожка не разметена. На ней следы дровней и тёти Наташи. Мы взяли лопаты и стали прокапывать в снегу дорожку. Едва мы закончили, пришла тётя Наташа. «Вы хоть поели? Я вас не будила, уж больно хорошо спали. Вкусный ли палец-то, Витя? Ты так его сосал!» – улыбаясь, спросила она. «Да он у меня болит». «А ну, покажи…». Витя снял рукавицу – и правда, палец распухший и покрасневший. «Надо лечить, – сказала она и скомандовала – домой!». Увидала нетронутый нами завтрак, нахмурилась и спросила: «А это что за фортель такой? Почему не ели?». «Мы не смели, это же ваше…». «Ва-аше, – передразнила меня тётя Наташа, – а вас сколько, а кружек сколько? Вот то-то и оно, понимать надо. Что я дяде Саше скажу?». «Вы не говорите ему». «Хороша-а! Ещё и обманывать его будем?» «Не будем!», – хором завопили мы. «Чего?» «Да того, что съедим больше», – ответил Витя. «Больше пуза не съели бы», – засмеялась тётя Наташа. Витька быстро сел за стол, и я поспешила за ним. «Оглашенные, – вскрикнула она, – сейчас щи (в данном случае – любой суп) подам, пора обедать». И она пошла на кухню за щами.

    В это время открывается дверь. Заходит дядя Саша с мальчиком. Он выглядит старше Вити. «К обеду, как в рай, – сказал дядя Саша, – знакомьтесь, ребята, это Лёша, мой помощник. А Витя будет помогать ему. Помощники, садитесь за стол, потом будете рассуждать, а то щи остынут, непорядок».

    Пообедав, дядя Саша даёт наказ: «Лёша и Витя, пойдёте с дальнего конца деревни. Лёша скажет, что делать. Наталья с Люсей пойдут на ферму. Люсе надо познакомиться с коровами». «Нет, нет, Саша, – возразила тётя Наташа, – сегодня не получится». «Как это так не получится, почему?». «Да её же дармоеды (вши) мучают. Я керосином ей намазала голову, вот они и жрут её. Видишь, она вся замотана?» «А у тебя, Виктор, как с дармоедами? – он посмотрел на Витю. – Кусают?» «Терпимо, у меня же нет волос, почти лысый», – ответил Витя. «Хорошо, – сказал дядя Саша, – вечером обработаем, я схожу к фельдшерице, она поможет».

    Людмила ПЕРЕВЕРЗЕВА.
    (Продолжение следует)

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить