Архив номеров
USD ЦБ РФ 17/12 66.43
EUR ЦБ РФ 17/12 75.39

  • ПО ЯРОСЛАВСКОМУ ТРАКТУ

    ПО ЯРОСЛАВСКОМУ ТРАКТУ2017-04-030665Большая дорога… Отмеченная разбоями, овеянная легендами да устрашающими криками, украшенная мелодичным перезвоном бубенцов почтовой, пассажирской, свадебной троек лошадей, гнедых и каурых. Сколько фактов в истории, событий, судеб?!

    Большая дорога… Отмеченная разбоями, овеянная легендами да устрашающими криками, украшенная мелодичным перезвоном бубенцов почтовой, пассажирской, свадебной троек лошадей, гнедых и каурых. Сколько фактов в истории, событий, судеб?!

     

    Местечко в Бокситогорском районе, в 9 км на запад от Пикалёва – деревня Зиновья Гора. Здесь-то в 19 веке у дворянина Джакелия купец Иван Яковлевич Сучков покупает усадьбу Двухолм. Место бойкое, усадьба располагается на Ярославском тракте. Именно по нему «летом в 1798 г. проезжала императорская семья Павла I и останавливалась на постоялом дворе в Лученской Горке, а после испития кофе и часового отдыха отбыла в Павловск».

    Люду всякого ехало по тракту, здесь «в усадьбе помещицы Василисы Семёновны Чёртовой была открыта харчевня и постоялый двор, которые и получили название по имени хозяев – Чёртовы Харчевни. Далее на лученском погосте располагалась церковь Воскресения Христова», куда на престольные праздники шли босоногие крестьяне семьями, ехали в фаэтонах, колясках, каретах люди высшего происхождения. «Далее в деревне Лученская Горка стояли постоялые дворы и земская почтовая станция. По большой дороге в течение года и зимой и летом следовали тысячи людей и лошадей с Волги в Санкт-Петербург и обратно (Л.А. Старовойтов «Места и люди родного края»).

    Вот и смекнул купец Сучков, видимо, имевший опыт в торговле, что место доходное, и открыл на 1 этаже своего жилого дома лавку, а чуть дальше чайную, где можно чаю выпить и покушать – заведение рангом пониже и стоимостью дешевле, что по карману разному брату. Это стало злополучным моментом в жизни Сучкова.

    Содержать магазин дело непростое, плюс чайную, где нужны женские руки – работы много, круглосуточно. За товаром, продуктами ездили в Тихвин, дело шло хорошо, покупатель шёл отовсюду, чайная никогда не пустовала, приносила хороший доход. На хозяина работала семья – Дмитрий Егорович и Анна Ивановна с детьми Марией, Ольгой и Елизаветой. За добросовестное отношение к труду, за старание, кропотливость всех работников хозяин предложил им свою фамилию. Так они стали Сучковыми! Позже появляются сыновья: Алексей – 1905 года рождения, Михаил и Иван.

    И.Я. Сучков имел землю, скотину (коровы и лошади). И всё это легло на плечи всех Сучковых – пахали, ходили за скотом, малые ребята были в подпасках. Работы было непочатый край, только легли – уже надо вставать. Сосед только лошадь запрягает, Сучковы уже третий воз везут. Были ли дети у Ивана Яковлевича – никто не знал. Отношения были родственные, столовались все за одним столом, хозяин никого не обижал.

    В 1926 г. Алексей Дмитриевич женился, взял в жёны Марию Васильевну Поликарпову, простолюдинку из средней крестьянской семьи на 3 года постарше, с 1902 года рождения. Их отделили, дали небольшой дом за чайной. В этой избе родился в марте 1928 года мальчик Николай. В ноябре 1931 года родилась дочь Екатерина, которой не суждено никогда будет увидеть свою бабку и деда. Благодаря моей переписке с Екатериной Алексеевной Сучковой родилась эта статья.

    В 1930 году вышло постановление по борьбе с кулачеством – строительство социализма предполагало в качестве обязательного условия ликвидацию всех эксплуататорских классов, в том числе и кулачества.

    Ленинградский областной государственный архив в г. Выборге выслал копию акта описи имущества кулацкого хозяйства семьи Сучковой и выселение таковой по ордеру райсовета за подписью тов. Романенко, тов. Логунова, тов. С.А. Отрокова, тов. Якова Андреевича Воронцова от 1931 г., дата отсутствует.

    Ни слитков золота, ни россыпи бриллиантов в нём не записано! Записан дом 6-стенок деревянный, под лучиной крыша – 300 руб., хлев деревянный старый – 60 руб., баня – 10 руб., корова – 100 руб., телёнок – 5 руб., кур – 3 шт., 1 петух – 1 руб. 50 коп. + 50 коп., огород засеянный картофелем – 1 р., стол – 1р., самовар – 3 руб, квашёнка – 50 коп., подносов – 5 шт., стаканов – 6 шт., стопок – 3 шт., кринок – 16 шт., ухватов – 2, кочерга – 1, коромысло – 1, матрац – 1, прялка – 1 и т.д.

    Сегодня, когда предпринимателю в стране дозволено иметь магазины, кафетерии, рестораны, гостиницы за рубежом, трудно без критических эмоций читать данный документ! В то время он является составной частью руководства советского народа и естественного почитания решения своих вождей, а особенно первого лица в советском государстве – Иосифа Виссарионовича Сталина.

    Обидное слово «кулак». Оно сопровождало человека до конца дней своих, об этом не говорилось в кулацких семьях, умалчивалось. Екатерина Алексеевна пишет из рассказа матери: «Иван Яковлевич исчез, увезли деда, бабу, Ивана на Алдан. Когда увозили, у деда была сильно повреждена рука, большая гниющая рана. Дома лечили, промывали, прикладывали мази, в пути никому не было дела. Начался сепсис, дед умер, с горя умерла бабушка, от них писем не было. Мария, Ольга, Елизавета, Михаил успели поразъехаться кто-куда – так остались живы.

    До Алдана доехал только последний сын Сучковых, мальчик Иван. Прииск Спокойный. Его судьба в изгнании была очень нелёгкой… Он писал брату Алексею письма: «Родимая сторонушка! Сердце изболелось, душа измаялась, я страшно хочу домой, в родную Зиновью Гору… Я хочу умереть на родной земле. Чужбина постылая… Дорогой брат, сходи в сельсовет за справкой – разрешением вернуться на родину, прошло уже столько времени, покажи им моё письмо, очень тебя прошу». Родина осталась равнодушной к любящему её сыну… Как выпавший из гнезда птенец, который никогда уже в него не вернётся. Жена отписала письмо Алексею, что Иван умер, шёл 1945 год.

    Мария во время войны приезжала домой повидаться, потом жила в Ленинграде, умерла в 1977 году. Михаил работал шофёром, в годы войны был в Архангельске, там и погиб. Ольга жила в Москве, домой ни разу не приезжала – общаться было запрещено. Про тётку Лизу ничего не знаю. Про Михаила ничего не знаю.

    Отец мой, Алексей, работал на железной дороге стрелочником и грузчиком. Как кулаку ему было уготовано быть работягой. Началась война. Двадцать третьего июня в 6 часов утра в Тихвинском военкомате отправили на Мурманское направление в минно-подрывном взводе, потом в железнодорожном восстановительном батальоне. Имеет медаль «За оборону Советского Заполярья». По окончании войны ждали домой. Но отец попал на войну с Японией, имеет медаль «За победу над Японией» и медаль «За победу над Германией». Папа умер 27.08.1964 года, он очень тяжело болел. Мама умерла через 20 лет после него, в 1984 году 12 октября, тоже тяжело болела. Брат мой Николай умер 1 марта 1996 года от тяжёлой продолжительной болезни. Осталась из Сучковых одна я. Высылаю вам довоенную фотографию нашей семьи, фотографировались в Тихвине на ул. Карла Маркса. Фотограф Василий Константинович из нашей деревни (пикалёвский, его внучка сегодня живёт в Тихвине и занимается краеведением – Алла Титова). Ещё посылаю фото дяди Миши и дяди Вани с товарищем».

    Вот такая грустная история о наших земляках. Была семья из 10 человек, жизнь всех раскидала. Екатерина Алексеевна жила в Кингисеппе, детей не было, там и умерла в 2006 году. Здесь, на родной земле, покоятся несосланные в Сибирь Алексей и Мария, их могилы находятся во втором ряду у автобусной остановки нового пикалёвского кладбища. Два безымянных креста, засыпанные коркой цемента и толстым слоем тополиной листвы. Счастливцы – они покоятся на земле отцов и дедов! Постоим, помолчим…

    Всё время унесло… Дорога грузонапряжённая, шумная, небезопасная и угарная расположилась рядом и названа Вологодским шоссе. Но Ярославский тракт, с экологически чистым транспортом, напоминает о себе мощёным булыжником при подъёме в гору в д. Зиновья Гора, д. Обрино да теми же устрашающими криками диковинных птиц (по рассказам зиногорских жителей). А ещё! Приложите ухо к земле Ярославского тракта и услышите звон кандалов, гонимых по нему декабристов, и их гордое молчание, молчание борцов за лучшую долю народа.

    Нина БЕЙШЕР,
    краевед.

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить