Архив номеров
USD ЦБ РФ 23/10 57.51
EUR ЦБ РФ 23/10 67.89

  • ДЕТИ ВОЙНЫ

    ДЕТИ ВОЙНЫ2017-03-090219Уже второй год шла война… Зима… Жить становилось всё труднее… Многие ефимовские ребята ездили на пригородных поездах в Красный Холм Калининской области за продуктами.

    Уже второй год шла война… Зима… Жить становилось всё труднее… Многие ефимовские ребята ездили на пригородных поездах в Красный Холм Калининской области за продуктами. В таких поездках приходилось ездить либо в тамбуре, либо на крыше вагона, а то и под вагоном в ящике, если он не занят.

     

    У меня с братом Витей были знакомые – братья Коля и Вася. Они уже ездили в Красный Холм за хлебом и картошкой. Однажды они спросили нас: «Почему вы не ездите?». Витя ответил: «Я не знаю дороги». «Это не беда», – сказал Коля, а Вася добавил: «Говорят, язык до Киева доведёт». Коля ходил в школу в 3а класс, а я в 3б. Вася и Витя во второй. Но сейчас в школе был госпиталь. Шла война.

    «Вот и поедем вместе, – сказал Коля, – приходите завтра к нам, не опаздывайте». Вечером я поговорила с мамой, и она с большой неохотой согласилась. Она дала мне (на продажу или в обмен на продукты) красивое, в жёлто-красную полоску ёлочкой, платье и комбинашку с кружевами. Всё это хорошо упаковала. Написала сама адрес, фамилию, имена. Дала денег на билеты до Подборовья. Деньги и записку с адресом положила в один из кисетов и наказала, чтобы кисет носила на шее на шнурке. Кисеты мама шила сама, а я вышивала на них узоры и пожелания солдатам: «Бей врага и возвращайся домой!», «Будь храбрым и смелым. Ждём домой!», «Возьмёшь в руки – меня вспомнишь!» и многие другие слова, приятные солдату. Она достала из кастрюли четыре кусочка хлеба и попросила не есть их сразу, а на сон по кусочку чуть-чуть. Витя пообещал и я тоже: «Зазря не будем его есть».

    Утро только просыпалось. На улице было ещё темно. Мама нас перекрестила и заплакала. Мы стали её уверять, что всё будет хорошо, мы же не одни едем, а с ребятами, а они уже не первый раз ездили.

    Выйдя из дома, мы пошли полем и мимо озера к Коле и Васе. Хлеб, которого было много для двоих, так вкусно пах, так щекотал ноздри! И мы не устояли перед соблазном. Витя сказал: «Люся, мы едем за хлебом и привезём маме и младшему брату Вале в два, в три раза больше, а сейчас давай немного перекусим». И мы понемногу съели весь хлеб. До крошки!

    Пришли к ребятам… А родители Коли и Васи говорят, что на этот раз они не поедут. Поедут в другой раз… А хлеб-то мы съели! Что делать? Мы решили ехать одни.

    Пришли на станцию. Подошёл поезд. В толпе увидели маму: она ходила по перрону и смотрела в окна вагонов, видно хотела увидеть нас. Мы напугались и на перрон не пошли. Билеты мы не покупали, а присмотрели с другой стороны вагона подвагонный ящик между колёсами. В таких ящиках хранились большие чайники с мазутом для смазки втулок колёс. Я легко поместилась в одном, а Витя через два вагона в другом. С ужасным страхом мы всё же доехали до Подборовья, сильно замёрзнув. В Подборовье пересадка на другой поезд на Кабожу, в два часа ночи, поэтому мы пошли к тёте Ане – маминой сестре.

    У тёти Ани мы, наконец-то, покушали супа из солёных волнушек и отогрелись на печке. Немного поспав, мы пошли на станцию. Здесь мы вместе с рабочими вошли в вагон. Таких пассажиров, как мы, было немало, ведь ночью всегда холодней, тем более зимой!

    Людмила ПЕРЕВЕРЗЕВА.
    (Продолжение следует).

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить