Архив номеров
USD ЦБ РФ 24/09 57.65
EUR ЦБ РФ 24/09 69.07

  • Проекты водной системы

    Проекты водной системы2014-01-1601002Речные пути издавна связывали места расселения человека. Главными неудобствами в их пользовании было наличие водоразделов между бассейнами рек, несущих свои воды в моря и океаны. Наш край расположен на водоразделе бассейнов Балтийского и Каспийского морей.

     

    ТИХВИНСКАЯ ВОДНАЯ СИСТЕМА

    Речные пути издавна связывали места расселения человека. Главными неудобствами в их пользовании было наличие водоразделов между бассейнами рек, несущих свои воды в моря и океаны. Наш край расположен на водоразделе бассейнов Балтийского и Каспийского морей. Тихвинская гряда, остаточное образование от древнейшего горного хребта, проходит в меридиональном направлении, и с её скатов по обе стороны стекают ручьи и речки, сходящиеся на западе к Ладоге и на востоке к Волге. Местами истоки местных рек, текущих в противоположных направлениях, находятся в непосредственной близости друг от друга.

     

    Такое расположение вод издавна привлекало внимание человека и служило для прокладки водно-волоковых путей через водоразделы. Один из древних путей шёл с Ладоги по реке Паше и её притокам Явосьме и Тутоке через волок в реку Лидь и далее по волоку вдоль речки Волочны в реку Колпь, затем по Суде и Шексне на Волгу. Другой параллельный путь, с истоков Тихвинки через небольшой волок, вёл в реку Соминку – приток Чагоды. Третий, подобный путь, с реки Тихвинки по реке Воложбе и речке Волоченке через волок следовал в реку Чагоду и далее.

    По данным волокам прокладывались торговые пути с Балтики на Волгу и обратно. Академик М.Н. Тихомиров отметил, что «древний путь от берегов Балтийского моря к верховьям Волги шёл примерно по линии современной Тихвинской водной системы и отмечен целым рядом курганов и могильников». Ранние исследования В.И. Равдоникаса подтверждают данный вывод значительными находками «арабских дирхемов в Тихвинском уезде не только в курганах, но и прямо в земле». В силу различных исторических обстоятельств с конца Х века Волжско-Балтийский путь «из варяг в арабы» (вариант: «из варяг в булгары») прекращает функционирование.

    В период существования Новгородской феодальной республики торговые пути с Тихвинки на Мологу скорее всего отсутствовали. Взаимодействие с соседями, проживающими в Устюжне, заключалось лишь в отражении набегов новгородских молодцов-ушкуйников, о чём свидетельствуют летописные данные.

    С включением новгородских земель в состав Великого княжества Московского в XV веке стали постепенно налаживаться прямые торговые связи. Однако древний путь с Воложбы через волок в Чагоду не был восстановлен. Каких-либо упоминаний о существовании волока с реки Воложбы в реку Чагоду в писцовой книге 1496 года при описании Никольского Готслав волока Обонежской пятины на реке Чагоде нет, как и при описании Михайловского погоста в Озерах, расположенного в верховьях реки Тихвинки. В незаинтересованности описания волоков писца Ю.К. Сабурова сомневаться не приходится, так как он подробно описал в данной книге действующий волок в Покровском Вытегорском погосте, на месте будущей Мариинской системы, с указанием податей при этом собираемых.

    С XVI века начинается некоторое оживление на прямых водно-волоковых путях с Тихвинки в Мологу. Этому способствовало наличие недалеко от устья Мологи в Холопьем городке первой великой ярмарки Московского государства.

    В 1534 году обширный торг Холопьего городка был разделён, небольшая часть его была перенесена в Тихвинский рядок. С основанием Тихвинского Богородицкого Успенского монастыря обороты Тихвинской ярмарки возрастают. В XVII веке устанавливается торговый путь по большой Московской дороге в направлении Тихвин – Устюжна. Перевалка грузов на участке Сомино – Тихвин осуществлялась гужевым транспортом и зимой, и летом.

    Постройка в начале XVIII века новой северной столицы Санкт-Петербурга остро поставила вопрос о прямых водных связях с центральными областями Российского государства. Речному транспорту на внутренних путях в то время почти не было замены. Изыскания новых речных путей шли по самым различным направлениям. Три из них, одобренные самим Петром I, впоследствии сложились в Вышневолоцкую, Тихвинскую и Мариинскую водные системы.

    Первая из данных систем, Вышневолоцкая, была сооружена в начале XVIII века, но она обладала существенным недостатком, так как вследствие порожистости реки Мсты пропускала суда лишь в одном направлении, с Волги на Балтику.

    Петр I поручил английскому инженеру на русской службе Джону Перри обследовать местность и найти пути для устройства прямой водной системы с двухсторонним движением с Ладоги на Волгу. В 1710 году тот провёл изыскания от Ладожского озера по рекам Сяси, Тихвинке, Валчине, Чагодоще, Мологе и Волге до города Рыбинска и наметил в качестве раздельного пункта будущей водной системы озеро Крупино.

    Указом Сената от 28 мая 1712 года капитан-поручику Корчмину и князю Гагарину было велено провести дополнительные исследования вариантов прокладки водных путей от Мологи до Мсты в обход порогов, от Мологи до Сяси и от Вытегры до Шексны. Выводы своих исследований они должны были представить Сенату в Москве, чтобы «будущей весною конечно, где лучше, зачать дело неотложно».

    В выборе места «где лучше зачать дело» были большие сомнения. Петр I в 1712-1716 годах лично несколько раз обозревал волок, разделяющий реки Тихвинку и Валчину, и согласился с предложением Джона Перри считать раздельным пунктом для водной системы озеро Крупино. Здесь, вблизи озера, для Петра I построили деревянный «дворец».

    Трудности в строительстве новой системы исходили из-за маловодности местных рек и необходимости их шлюзования на большом протяжении. Поэтому продолжались поиски трассы водного пути с Мологи в Мсту ниже порогов. В 1715-1716 гг. под руководством прапорщика Румянцева итальянские инженеры Антонио Вестри и Антонио Алимари нашли такой путь с Мологи по Чагодоще, далее по реке Песь и от Песи по каналу в Мсту. Петр I утвердил данный проект и поручил шлюзовому мастеру Броуру начать работу. Однако в силу различных обстоятельств сооружение новой водной системы так и не началось ни в верховьях Тихвинки, Валчины и Соминки, ни по реке Песь. Последовавшая смерть императора Петра I отодвинула осуществление данных предложений.

    В царствование императрицы Елизаветы Петровны в 1753 году Сенат рассмотрел предложение генерал-фельдмаршала графа П.И. Шувалова о строительстве канала между реками Молога и Сясь. По этому направлению было решено произвести осмотр местности, составить планы и смету. Данную работу провёл генерал-поручик Г. Рязанов. По составленной им смете на строительство Тихвинской системы требовалось 968 480 руб.

    Указом императора Петра III от 5 апреля 1762 года проект генерала-поручика Г. Рязанова был утверждён, и он назначен главным строителем системы. Император также приказал всю работу производить вольными людьми. Генерал-поручик Г. Рязанов, предполагая ежегодно получать из казны 50 тыс. руб., приступил к организации работ, к найму рабочих и закупке инструментов. Но уже 13 мая 1762 года было приказано сооружение системы остановить из-за недостатка средств. Генерал-фельдмаршал Миних перевёл Г. Рязанова на строительство Рогервицкого порта на Балтике, передав управление «водяной коммуникацией» инженеру генерал-майору М. Деденеву.

    Проект Г. Рязанова после тщательного изучения был отклонён М. Деденевым, который представил Сенату свой собственный проект Тихвинской водной системы. Сенат данный проект утвердил, но недостаток средств не позволил М. Деденеву в 1764 году начать строительные работы на Тихвинской водной системе. В дальнейшем по той же причине пришлось временно прекратить строительство начатого Сясьского канала (канал от Сяси к Волхову в обход Ладожского озера).

    В последующие годы царствования императрицы Екатерины II практические шаги в сооружении Тихвинской системы были предприняты новгородским губернатором Я.Е. Сиверсом. В 1774 году он организовал работы по чистке русел рек Сяси, Тихвинки, Сомины, Горюна и Чагодощи, но из-за недостатка средств дальнейшие работы на трассе Тихвинского водного пути были прекращены до конца XVIII века. Тем не менее удаление с русел данных рек заколов для ловли рыбы, мельничных плотин и других препятствий способствовало развитию судоходства по обеим ветвям водно-волокового пути с Балтики на Волгу.

    Сухопутная составляющая данного пути – от Тихвина до села Сомино – имела протяжённость в 90 вёрст. Передвижение людей и товаров по ней постоянно увеличивалось. В 1765 году данный путь использовали переселенцы из Германии, приглашённые императрицей Екатериной II.

    От Сомино на Волгу, к месту расселения в Саратовской губернии, немецкие колонисты проследовали на лодках.К концу первого столетия существования Санкт-Петербурга назрела необходимость в расширении его транспортных связей с центральными районами Российской империи. По всем дорогам, ведущим в столицу, зимой и летом шли тысячи обозов, снабжавших население приморского города всем необходимым. Навстречу данному потоку шли вереницы из телег и саней, запряжённых лошадьми, развозивших по необъятным российским просторам товары, прибывшие из-за границы. С ростом товарооборота гужевой транспорт с трудом справлялся с перевозками.

    Интенсивность движения по Ярославскому тракту в конце XVIII века постоянно возрастала. Его участок между Тихвиным и Сомино назывался Великой Переволокой. По нему ежегодно в конце XVIII века транспортировалось товаров на сумму в 2 млн. рублей. Для перегрузки грузов на речные суда в Тихвине и Сомино были оборудованы пристани. Для контроля прохождения грузов в них были назначены специальные смотрители. В 1788 году смотрителем Соминской пристани являлся титулярный советник Яков Есипов, которого в 1789 году сменил секунд-майор Дмитрий Годеин. В начале 90-х годов XVIII века должность смотрителя Соминской пристани занимал обер-провиантмейстер Иван Фурсов.

    Смотрителем Тихвинской пристани в 1802 году был надворный советник Егор Егорович Липгарт, помощником которого являлся губернский секретарь (чиновник 12 класса) Иван Вилкин. Соминской пристанью в данном году управлял надворный советник Христиан Иванович Нолкен, кавалер ордена св. Георгия 4 степени.

    Грузооборот по Тихвинскому водно-сухопутному пути постоянно возрастал. Навстречу товарам российского происхождения из Петербурга на Волгу шли колониальные («заморские») товары и предметы роскоши. Так в 1804 году по направлению к волжским пристаням провезли 41510 пудов сахара; корицы, мускатного ореха, гвоздики, померанца, перца, цикория, имбири, лаврового листа и острогона – 1139 пудов, 3 бочки и 32 ящика; аптекарские товары и лекарственные травы в количестве 1519 пудов, 8 ящиков, 2 кип и 2 бочек; посуды фарфоровой – 216 бочек, мебели разной – 40 ящиков, книг иностранных – 11 ящиков и т.д. В том же году от Соминской пристани в волжские города отошли 1239 лодок с 26 663 пассажирами на борту, среди которых главным образом были крестьяне-отходники, возвращающиеся домой в верхневолжские губернии с заработков в Санкт-Петербурге и его окрестностях.

    Леонид Старовойтов.

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить