Архив номеров
USD ЦБ РФ 20/11 59.63
EUR ЦБ РФ 20/11 70.36

  • КОНЕЧНО, НАДО РОДИНУ ЛЮБИТЬ, НО КАК ПОЛЮБИШЬ власти безразличье

    КОНЕЧНО, НАДО РОДИНУ ЛЮБИТЬ, НО КАК ПОЛЮБИШЬ власти безразличье2016-03-170484Каждый год 15 февраля у памятника «Скорбящая мать» собираются пикалёвцы, чтобы почтить память воинов-интернационалистов. Помнить тех, кто погиб, – наш долг, помогать тем, кто прошёл это огненное горнило, – наша обязанность.

    Война в Афганистане была, и от этого уже никуда не денешься. Каждый год 15 февраля у памятника «Скорбящая мать» собираются пикалёвцы, чтобы почтить память воинов-интернационалистов. Помнить тех, кто погиб, – наш долг, помогать тем, кто прошёл это огненное горнило, – наша обязанность.

     

    Наша история о равнодушии и бескорыстной помощи бывшему воину-афганцу.

    Впервые Дмитрия Федичкина я увидела на открытии выставки, посвящённой воинам-интернационалистам, которая проходила 18 сентября 2014 года в Пикалёвском краеведческом музее. Мужчина на костылях скромно стоял в сторонке, внимательно рассматривал экспозицию, а потом остановился у одного из экспонатов. Подойдя ближе, я увидела на стенде фотографии этого человека, а позже узнала историю его непростой жизни, которую можно назвать наглядным примером как чиновничьего равнодушия, так и человеческого бескорыстного участия.

    Дмитрий жил с родителями в Казани. Первого июля 1984 года его призвали на службу в армию и почти сразу же вместе с другими ребятами отправили в Афганистан. Он обеспечивал сохранность и ремонт трубопровода с горючим из СССР. В его боевой биографии было всякое: мины вблизи трубопровода, душманские засады и круглосуточное восстановление разорванных в клочья трубопроводов. За ратные заслуги Родина наградила Дмитрия Ивановича Федичкина знаком ЦК ВЛКСМ «Воинская доблесть» (1985), медалью «За боевые заслуги» (1986), медалью «70 лет ВС СССР» (1988), почётной грамотой и знаком «Воину-интернационалисту» (1988). Афганское правительство наградило его медалью «От благодарного афганского народа».

    Отслужив в армии, Дмитрий, конечно, хотел забыть ужасы войны, жить мирной жизнью, обзавестись семьёй и детьми. Но… Быть может, именно тогда и произошёл в его душе надлом? Семейная жизнь никак не складывалась, один за другим умерли родители, отвернулись дети… Каждый из нас по-разному переносит удары судьбы – кто-то замыкается, кто-то продолжает бороться, кто-то ломается душевно.  Лишь спустя годы военные специалисты стали говорить об афганском синдроме – о глубокой рваной ране души, которую с первых минут возращения на Родину следовало лечить у психологов, в санаториях и центрах адаптации. Но об этом заговорили позже, а в те годы эти опалённые войной мужчины пытались самостоятельно найти спасительный островок счастья. Получилось не у всех…

    Жизнь изрядно помотала Дмитрия, и в 2000 году он переехал в Самойлово к знакомой женщине. По стечению обстоятельств почти все документы оказались утеряны – часть пропала во время переезда, часть сгорела позже во время пожара…. Попытки восстановить документы заканчивались, как правило, лишь хождением из одного кабинета в другой, где ни у одного специалиста не нашлось времени, чтобы вникнуть в проблему и решить её. Дмитрий не хотел сдаваться. За восстановлением паспорта, утерянного при квартирном переезде, в 2000 году он обратился в паспортный стол Пикалёва. Рассказал, кто он и откуда, почему остался без паспорта. Ему назначили штраф и на основании того, что у мужчины не было денег оплатить его, посадили на трое суток в камеру, а потом отпустили со справкой «Гражданство не установлено».

    Увы, бесконечные походы по кабинетам, постоянные отказы, а порой и насмешливые комментарии способен вынести не каждый. Отчаявшись найти правду, этот скромный, с опалённой Афганом душой человек стал жить в Самойлово без документов в старенькой бане. В 2005 году Дмитрий потерял ногу, а так как документы восстановить не удалось, то и инвалидность оформить не получилось. В 21 веке такая ситуация кажется абсурдом, однако продолжалась она более десяти лет. И местные власти, и местные жители прекрасно знали Дмитрия, которому приходилось жить в антисанитарных условиях и в буквальном смысле добывать себе средства на жизнь. Он колол дрова, и сердобольные женщины подкармливали старательного, безотказного человека с добрыми глазами. Дима нёс свой заработок и угощение в баню, где переживал холодные зимы и дождливые вёсны-осени с ещё одной такой же горемычной женщиной-инвалидом. Зимой снегом заносило дорожку до колодца, которую он должен преодолеть, чтобы была в «доме» вода для двоих взрослых людей, двух собак и пары кошек.

    Неизвестно, сколько бы ещё Дмитрий оставался один на один со своей бедой, если бы не добрые люди. Геннадий Михайлович Сидоров – его Дмитрий называл своим другом – пришёл однажды в пикалёвское отделение организации «Регистан» и, волнуясь, сбивчиво стал рассказывать о злоключениях товарища. Позже он скажет, что очень волновался, поймут ли его, помогут ли или отмахнутся как и раньше. Ольга Валерьевна Волкова рассказывает: «Сначала я ничего не могла понять. Было видно, что человек волнуется, а рассказ его был такой сбивчивый и путаный, что закралась мысль: а здоров ли он? Я набралась терпения и начала записывать всё на листок бумаги. История оказалась шокирующей!»

    С этого момента началась новая страница в жизни Дмитрия Федичкина. О. Волкова сразу же связалась с начальником отдела военного комиссариата Ленинградской области по городам Бокситогорску и Тихвину, Бокситогорского и Тихвинского районов Сергеем Михайловичем Свириденко: «В нашем районе проживает один неучтённый афганец». По-военному чётко и быстро Свириденко начал работу по восстановлению документов. В это время Ольга вместе с Дмитрием ходила по врачебным кабинетам, добивалась проведения необходимых медицинских мероприятий. Нередко приходилось ругаться и с медиками, и с представителями Самойловской администрации. Вряд ли в одиночку Д. Федичкину хватило бы сил пройти все эти бюрократические круги ада – иначе назвать это нельзя. Медики смотрели на мозолистые руки Дмитрия и с трудом верили, что он, одноногий инвалид, колет дрова, носит воду…

    Воинскую и человеческую поддержку воину-интернационалисту стал оказывать военный комиссар Сергей Михайлович Свириденко. Начальник территориального пункта №87 в г. Пикалёво Татьяна Анатольевна Смирнова быстро сделала необходимые запросы, и Дмитрию было выдано временное удостоверение гражданина РФ, а также полис для обращения в поликлинику. Не жалея времени и сил, О. Волкова буквально за ручку водила воина-афганца к многочисленным врачам. Ему назначили пенсию, пусть и небольшую, но это были заслуженные деньги, а не подачка. Интересный, характерный для нашего героя факт: комитет социальной защиты выдал Федичкину единовременную материальную помощь, а поскольку штраф и получение нового паспорта оплачивала Ольга, Дима сразу же протянул ей всю сумму: «Я должен!»

    С.М. Свириденко написал ходатайство в Самойловскую администрацию, поскольку давно пора было решать вопрос с жильём и пропиской Федичкина. Он услышал странное резюме сотрудницы: «А вам-то это зачем? Федичкин ведёт аморальный образ жизни». Сергей Михайлович жёстко напомнил, что, во-первых, Дмитрий Иванович давно непьющий человек, а во-вторых, даже если бы это было и так, разве это имеет какое-либо значение для исполнения должностных обязанностей представителей власти? Увы, так приходилось говорить многим и очень часто.

    К решению проблем бывшего воина-интернационалиста подключился и глава районной администрации Сергей Флегмонтович Мухин. Вначале Самойловская администрация предложила Дмитрию комнату, но с боем удалось получить однокомнатную квартиру. Правда, ремонтные работы в ней приходилось контролировать – не было уверенности, что Дмитрий заедет в отремонтированную чистую квартиру: слишком уж не жаловали местные власти возмутителя спокойствия, которого поддерживали неравнодушные и принципиальные люди.

    Такое внимательное отношение людей давало Дмитрию новый стимул в жизни. Впервые за много лет он почувствовал себя кому-то нужным и захотел изменить свою жизнь. О. Волкова рассказывает, что часто приезжала к Дмитрию, видела, как преображается ветхое жилище. Подолгу они разговаривали, и она удивлялась, насколько Дмитрий эрудированный и интересный собеседник.

    Пока велась работа по восстановлению документов и решению квартирного вопроса, весной 2015 года руководитель общества инвалидов г. Пикалёва Елена Грекова предложила Дмитрию вступить в их организацию. Новые знакомства, общение, забота, а, главное, внимание творили чудеса. Дмитрий принял участие в областных спортивных соревнованиях, участвуя в беге, дартсе, и привёз медали и грамоты за призовые места. Елена говорит, что это дало ему новый толчок. Он захотел жить, потому что понял, что он нужен, что у него многое получается, что он наконец-то нашёл занятие по душе. «Он наконец-то смог
    воплотить в жизнь свою мечту – начал заниматься резьбой по дереву, и в этом ему помогли ребята из молодёжной организации «МАРС», – говорит Елена.

    Да и в личной жизни наметились перемены: встретилась заботливая, хозяйственная женщина, которая привела в порядок нехитрое хозяйство, отстирала, отгладила и сложила аккуратной стопочкой рубашки. Лица и глаза этих двух людей буквально светились от счастья – это замечали все.

    Очень хотелось бы сейчас написать: «В новой квартире с новыми документами начался новый этап счастливой жизни Дмитрия Федичкина». Но, увы… В начале октября 2015 года Дмитрия на скорой помощи привезли в Пикалёвскую больницу с приступом острой боли. Диагноз оказался страшным – некроз, т.е.  патологический процесс, в ходе которого происходит гибель живых клеток. Сказалось неправильное питание, антисанитарные условия, в которых пришлось жить не один год, а может и сам образ жизни. Врачи боролись за жизнь афганца, сделали несколько операций, однако это не помогло, и в конце октября его сердце остановилось. Организацией его похорон занимались не местные власти, а опять же военный комиссар да Ольга Волкова…

    Готовя этот материал, я разговаривала с теми, кто знал Дмитрия. Все они говорят, что это был очень добрый и скромный человек, который многое испытал, но не ожесточился и научился всё прощать. Пройдя Афганистан, он столкнулся с равнодушием бюрократов, которые забыли, что такое долг. Почему проще замалчивать, многие годы закрывать глаза на проблему, а потом быстро решать её, потому что вдруг кто-то «вынес сор из избы» и заставил шевелиться? Почему так часто людей встречают по одёжке и попросту отмахиваются от них? Почему именно неравнодушные люди и общественные организации начинают первыми бить тревогу? Можно задать ещё немало вопросов, найти бы ответы.

    Порой кажется, что многие наши госслужащие проходят специальные курсы, на которых повышают свою квалификацию по унижению человека. Губернатор Дрозденко совсем недавно так сказал про поставщиков услуг: «…к сожалению, они видят перед собой только потребителей, а должны видеть – жителей Ленинградской области. Им следует изменить подход к своей работе, тогда и результат изменится в лучшую сторону». На мой взгляд, к его словам не мешало бы прислушиваться всем тем, кто в силу своих профессиональных обязанностей работает с людьми.

    История Дмитрия Федичкина – укор всем нам, забывшим о доброте, человеческом участии и долге. Бернард Шоу сказал: «Худшее преступление, которое мы можем совершить по отношению к людям, – это не ненавидеть их, а относиться к ним равнодушно; в этом – суть бесчеловечности».

    Ольга АСТАПОВА.

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить