Архив номеров
USD ЦБ РФ 24/10 57.47
EUR ЦБ РФ 24/10 67.56

  • Барские споры и ссоры

    Барские споры и ссоры2015-11-2501315О повседневной жизни дворян нашего края известно крайне мало. Что происходило в помещичьих усадьбах, расположенных на территории города и в окрестностях, можно лишь строить догадки.

     

    О повседневной жизни дворян нашего края известно крайне мало. Что происходило в помещичьих усадьбах, расположенных на территории города и в окрестностях, можно лишь строить догадки. Воспоминаний о прожитых годах местные дворяне не оставили, мемуарный труд у них не был в почёте. Не дошли до наших дней альбомы и дневники дворянок. Поэтому каждый описанный в печати факт о повседневной жизни местных дворян представляет собой краеведческую ценность.

     

    Одна из интересных сцен из жизни местных дворян была отражена в заметке, размещённой на страницах газеты «Новгородские ведомости» в №21 от 26 мая 1851 года. Очевидцем событий был тихвинский помещик Федот Сергеевич Бровцын, который посчитал необходимым довести данное событие до читателей. Речь шла о замечательной езде тройки, и именно под таким названием была напечатана заметка в газете о споре барина и купца о скачках тройки рысистых лошадей.

    Несколько слов об очевидце и посреднике данного события. Ф.С. Бровцын был известным человеком в Тихвинском уезде. После службы на флоте в чине лейтенанта он занимал ряд должностей в дворянском самоуправлении уездом. В 1839-1842 годах занимал выборную должность предводителя дворянства Тихвинского уезда, то есть фактически был начальником уезда. Федот Сергеевич обладал необходимым авторитетом, чтобы быть посредником в споре барина и купца.

    Главными действующими лицами спора были Выборгский первостатейный и Санкт -Петербургский 1-й гильдии купец Павел Абрамович Беляев и тихвинский помещик Владимир Васильевич Мартьянов. О нём из различных источников удалось выяснить некоторые биографические сведения.

    Владимир Васильевич Мартьянов был сыном местного помещика, владельца усадьбы Аринино (близ современного цемзавода) Василия Михайловича Мартьянова, ветерана Отечественной войны 1812 года, участника тихвинской дружины ополчения. На старом городском кладбище сохранились остатки его надгробия.

    Владимир Васильевич в наследство получил не только усадьбу Аринино, но и деревни Михеево и Новую деревню с крепостными крестьянами. В его собственности была также деревня Золотово Колбекского погоста, позднее Большегорской волости. О его государственной и общественной службе ничего не известно. На момент спора он имел чин титулярного советника, что в иерархии чинов соответствовало чину капитана в армии или капитан-лейтенанту в военно-морском флоте.

    Зимой 1851 года В.В. Мартьянов держал пари с купцом П.А. Беляевым в триста рублей серебром в том, что он на тройке лошадей проскачет 50 вёрст за два часа. Пари было принято, и скачка была назначена по Соминской дороге к Тихвину. Место старта было намечено в деревне Михеево, расположенной на Ярославском тракте в 50 верстах от Тихвина.

    Купец П.А. Беляев находился в санях беговой тройки, управляемой мартьяновским крестьянином Федором Максимовым. Центральной, коренной, лошадью тройки был вороной мерин по кличке Костромской. В пристяжках находились мерины Бурой и Гнедой.

    Помещик В.В. Мартьянов следовал за тройкой в подставных, заранее расставленных, тройках через 10 вёрст пути, чтобы не отстать от беговой тройки. Вместе с ним следовал посредник данного поединка.

    Спор выиграл барин, его тройка пробежала назначенную дистанцию в 50 вёрст за один час и 58 Ѕ минуты и завершила бег в Тихвине за полторы минуты ранее обозначенного срока. Очевидец утверждал, что в лошадях беговой тройки не было заметно большой усталости, на них можно было пуститься в путь ещё на несколько вёрст.

    Владимир Васильевич Мартьянов был азартным и вспыльчивым человеком. Известны ещё три документа, подтверждающие данное предположение. В 1854 году он вступил в спор с соседским помещиком князем Мышецким и государственным крестьянином Филиппом Николаевым из деревни Сары за право полного владения участком земли в пустоши Заручевье. Ранее данная земля была в совместном владении указанных лиц. Ссору из-за пустоши Заручевье пришлось решать тихвинскому уездному суду. И был этот суд не последним в жизни местного помещика. В 1860 году он вновь судился, но с другими лицами по поводу запрета рубки уже проданного леса в пустоши Заболотье.

    Переругался вспыльчивый барин и со своими крепостными крестьянами из деревни Михеево, доведя их до волнения и открытого неповиновения. В 1858 году коллежский советник В.В. Мартьянов, при первых слухах о грядущем освобождении крестьян от крепостной зависимости, увеличил оброк и повинности для своих крепостных. Крестьяне отказались подчиняться владельцу и направили делегацию в составе 21 человека искать правду в Санкт-Петербурге. В качестве своего защитника они выбрали великого князя Константина Николаевича, явились к нему, но были наказаны и препровождены в свою деревню.

    Даты жизни Владимира Васильевича Мартьянова, в отличие от его отца, пока неизвестны. Он умер бездетным, и наследником его усадьбы Аринино оказался его племянник Петр Федотович Бровцын, сын посредника в споре о гонке тройки до Тихвина.

    Ссоры и споры среди местных помещиков, приводившие их в Тихвинский уездный суд или в Новгородскую палату гражданского суда, были нередким явлением. Дело надворной советницы Елены Иевлевны Тютрюмовой, владелицы 15 крепостных мужиков из деревни Обрино, свидетельство этому. Чин её мужа, по которому она писалась, соответствовал армейскому чину подполковника. Жалование мужа после его смерти восполнить её малочисленные обринские крепостные не смогли. Барыня сократить потребности также не смогла и залезла в долги. Нашёлся хороший дворянин из Пелушского погоста Александр Романович Качалов, который согласился дать 1 000 рублей ассигнациями в долг на несколько лет под определённые проценты. Заёмное письмо Е.И. Тютрюмова подписала 20 декабря 1827 года.

    Александр Романович Качалов в уезде был человеком хорошо известным. Его помещичье хозяйство было образцовым. О нём мы подробно писали ранее в статье Качаловы из Пелушей. Хозяйка Обрина первоначально радовалась такой удаче.

    Прошло несколько лет, деньги закончились, с долгами расплатиться не удалось. Займодатель подал в суд. В 1835 году по ходатайству уездного суда Сенат (высшая судебная инстанция в стране) наложил запрещение на имение надворной советницы Е.И. Тютрюмовой, состоящее из деревни Обрино Лученского погоста Тихвинского уезда. Это означало, что до конца судебного разбирательства или срочной уплаты долгов госпожа Тютрюмова своим имением распоряжаться не могла.

    В конечном итоге Е.И. Тютрюмова потеряла своё имение. Оно было выставлено на торги и продано. Собственником крепостных крестьян деревни Обрино стал капитан-лейтенант Иван Иванович Тимирев, человек в тихвинских дворянских кругах широко известный и уважаемый. Он был владельцем усадьбы Бочево Колбекского погоста. Избирался уездным предводителем дворянства. Пережил жизненную трагедию вследствие смерти детей в младенческом и подростковом возрастах.

    Иван Иванович Тимирев был человеком бесконфликтным, гостеприимным. В 1849 году он перестроил усадебный дом в Бочево, остатки которого лишь недавно исчезли с лица земли. К нему в усадьбу вместе с отцом в детские годы приезжал композитор Николай Андреевич Римский-Корсаков. Его дочь, в замужестве Надежда Ивановна Лесницкая, известна как провинциальная русская писательница.

    Его бесконфликтность передалась внукам, совладельцам имения Бочево. Его внук Константин Николаевич неизменно избирался членом Государственной Думы. Другой внук, контр-адмирал Сергей Николаевич Тимирев, умер в эмиграции в Китае. Он больше известен современным читателям тем, что его жена Анна Васильевна, урождённая Сафонова, ушла от него к его другу адмиралу Колчаку, известному руководителю белого контрреволюционного движения.

    В то же время части дворян нашего края была присуща полная беспринципность и стремление обогатиться за чужой счёт. Об этом свидетельствуют судебные дела Тихвинского уездного суда. Хозяин имения в составе деревень Головково и Спирово Михайловского Березурадинского погоста Никита Никитич Унковский, испытывая острую нужду в деньгах, решил продать своё имение и взял с покупателя денежный аванс. Спустя некоторое время он передумал продавать своё имение, но аванс не возвратил.

    После длительных судебных разбирательств Н.Н. Унковский вынужден был расстаться с земельными угодьями и крепостными крестьянами деревень Головково и Спирово.

    Иногда ссоры между помещиками, доводившие до суда, возникали вследствие тех или иных действий подвластных им крепостных крестьян. В 1852 году Анна Дмитриевна Ивановская, владелица имения в составе деревень Коргорки и Моклоково Озеревского погоста Тихвинского уезда имела тяжбу с соседским помещиком Павлом Яковлевичем Унковским из-за скошенного сена её крестьянами в чужих угодьях.

    Тихвинский уездный суд вызывал А.Д. Ивановскую или её доверенное лицо по данной тяжбе в 4-месячный срок. Сообщение об этом было опубликовано в «Новгородских губернских ведомостях». Суд надеялся, что помещики за данный срок сами разберутся с украденным сеном. К данному делу можно добавить, что А.Д. Ивановская была плохой хозяйкой. Накопила долги в 5 150 рублей серебром, из-за чего её имение было выставлено в 1854 году на торги, после которых в её имении осталась лишь деревня Коргорка.

    Одна из самых давних тяжб между местными помещиками из-за сена была подробно освящена в книге И.П. Мордвинова «Тихвинская старина», изданной свыше ста лет назад. В 1772 году владелец усадьбы Майково (близ современной железнодорожной станции Пикалево-I), отставной майор, князь Михаил Афанасьевич Мышецкий и соседней усадьбы Селище подпоручик Иван Петрович Обернибесов самостоятельно решили конфликт из-за семи возов сена с пустоши Лызловой, вывезенных крестьянами подпоручика.

    Данное сообщение, приведённое И.П. Мордвиновым в книге, было возможным благодаря сбору старинных документов любителем старины, нашим земляком Сергеем Ильичем Успенским, владельцем усадьбы Гузеево, расположенной в месте впадения Чубкина ручья в реку Рядань (ныне въезд в сады «Металлург-1»). Он был эсером и был репрессирован, а его архив в 20-х годах XX века был вывезен работниками ОГПУ на нескольких подводах. Об этом я уже писал ранее, сожалея о пропавших документах.

    Но ценнейшие материалы по истории нашего края не пропали. Спустя девяносто лет в интернете на сайте информационной системы «Архивы Российской академии наук» появилось сообщение о том, что в Санкт-Петербургском институте истории РАН имеется фонд 137, в котором хранится коллекция С.И. Успенского – потомственного почётного гражданина и краеведа. В аннотации указано, что ценное собрание документов из семейных архивов местных дворян имеет крайние даты 1623 – 1851 гг. и содержит 124 единицы хранения. Остаётся надеяться, что местные краеведы в будущем найдут финансовые средства для работы с данными документами в архиве.

    Л.А. СТАРОВОЙТОВ,
    краевед.

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить