Архив номеров
USD ЦБ РФ 11/12 59.28
EUR ЦБ РФ 11/12 69.64

  • Раздельная грамота старца Игнатия

    Раздельная грамота старца Игнатия2015-10-1501209В первой половине XVI века территория, которую занимает ныне город Пикалёво вместе с окрестностями, была густо заселена.

    В первой половине XVI века территория, которую занимает ныне город Пикалёво вместе с окрестностями, была густо заселена. Там, где ныне находятся городские улицы, пятьсот лет назад располагались деревни с окружающими их огородами, пашнями, пожнями и сенокосами. Часть деревень с их населением была передана ещё московскими великими князьями своим служилым людям – помещикам. Другая часть деревень оказалась в собственности монастырей, из них главным собственником земель в округе был новгородский Вяжищский монастырь.

    На протяжении многих лет владения монастыря перемешались с поместьями служилых людей, которые, в отличие от монастырских земель, передавались помещикам только на период несения воинской службы. В 1538 году старец Вяжищского монастыря Игнатий, действуя от имени и по поручению игумена монастыря Геласия, заключил с местным помещиком Степаном Скрыпицыным раздельную грамоту («запись») на общие угодья деревень округи. Данная грамота была опубликована историком И.Ю. Анкудиновым в книге «Акты Новгородского Вяжищского монастыря конца XV – начала XVII в.».

    Общими деревнями Степана Скрыпицына и Вяжищского монастыря в Воскресенском Лученском погосте Обонежской пятины (старинная низшая административно-территориальная единица на территории современного Бокситогорского района) были деревни Новли, Обрино, Горка, Сапог и Губино.

    Упомянутые в грамоте 1538 года деревни Новли и Обрино существуют до сих пор. Под упомянутой деревней Горкой имелась в виду деревня Лученская Горка, снесённая в 1949 году в связи со строительством глинозёмного завода. Деревня Сапог, к концу своего существования часто именуемая как хутор Кривой Сапог, была снесена в 30-х годах XX века в связи со строительством цементного завода. Деревня Губино исчезла ещё ранее, в 1892 году упоминается только пустошь Губина, принадлежащая дворянке Эмилии Карловне Мальш, тёте последнего выглядовского барина Федора Федоровича Мальша. Находилась она несколько западнее старого парка усадьбы Выглядово.

    Упомянутый в грамоте помещик Скрыпицын (его полное имя Степан Жуков сын Скрыпицын) проживал в усадьбе Выглядок. Через двадцать пять лет усадьбой по-прежнему владеет Степан Скрыпицын, что подтверждается сохранившимися отрывками писцовой книги 1563 года. По данным следующей писцовой книги 1583 года усадьба Выглядок принадлежала малолетнему Тихону Ивановичу Скрыпицыну. В 1710 году владельцем усадьбы числился Артемий Никитич Селивачев. Последними хозяевами усадьбы Выглядок были дворяне Мальши.

    В результате полюбовного раздела угодий старцем Игнатием и Степаном Скрыпицыным были определены их границы, зафиксированные письменно. В случае их нарушения монастырскими крестьянами или помещичьими крестьянами договаривающиеся стороны обязались заплатить огромный по тем временам штраф в 50 рублей.

    Раздел угодий коснулся пашни, лешей пашни (ранее неучтенной), пожен, полос, островков (среди леса), пустошей, забродов, загородов, «Мишагина потереба в одно остожейцо» и других потеребов. Всё это свидетельствует о разнообразии использования земель в данной округе в те далёкие времена.

    Границы участков были записаны весьма понятно для живущих в XVI веке и почти абсолютно недоступно для нас, далёких потомков людей прошлого. Определить границу по указанным ориентирам – «от Сергинской деревни загорода до того круглого мошка на ель, да на березу, да в Хмелевой ручей, да на каменный крест, да через путь на выгорелую ель … да старым огородищем к Горскому полю» – практически невозможно. Не сохранилось ничего, пропал даже каменный крест. Остался один топоним Горское поле, дающий основание предполагать, что данный участок располагался около деревни Лученская Горка.

    В раздельной грамоте приведены многочисленные топонимы – названия деревень и земельных участков, а также гидронимы – названия водных объектов. Последних на описываемой территории совсем немного, но как определить их сегодня? Где протекают ручьи Дубецкий, Филиппков, Хмелевой и Коровий? С каким озером соотнести старинное название озера Рясенец, расположенного в старину в новельской округе?

    Не определяются на местности такие названия, как Чёрная лужа, Талец колодезь, Водочерп. Давно умерли те, кто знал, где находятся Ретмилский мох, Гленное болото, Жабье болотце, Ковринский мох, Остафинский прамох, Гусельный прамох и Дедов прамох.

    Нынешнюю городскую территорию в то далёкое время пересекали несколько просёлочных дорог, вроде указанного дважды Наумовского пути, ведущего из Обрино в деревню Наумово (современное Самойлово). Другой упомянутый в грамоте путь вёл из Обрино в соседнюю, расположенную севернее, деревню Загвоздье. Главной же дорогой округи была Белозерская дорога, на протяжении веков не раз менявшая своё название.

    В XVII веке она называлась Московской дорогой и вела через Устюжну Железнопольскую на юг к Москве. В XVIII веке дорога стала называться Ярославским трактом, в XIX веке местные жители, в зависимости от избранного направления пути, называли её Соминской или Тихвинской дорогой. В настоящее время она носит название Вологодского шоссе и проходит по городу несколько южнее старой Белозерской дороги.

    Из текста грамоты выясняются некоторые подробности о деревнях, чьи угодья подлежали разделу. Деревня Обрино не была единой, а состояла из двух маленьких деревень, расположенных рядом друг с другом. Они носили названия Большое Обрино, которое принадлежало монастырю, и Малое Обрино, где проживали крестьяне, подвластные Степану Скрыпицыну. Также рядом с деревней Горкой находилась деревня Сергиева, принадлежащая Степану Скрыпицыну, позднее слившаяся с основной деревней.

    Кроме пяти деревень, указанных в грамоте как подлежащих разделу, в округе находились также деревни либо полностью принадлежащие монастырю, либо владельцам из служилых людей. Некоторые из них просуществовали до начала строительства города Пикалёво. Это монастырская деревня Ивановская (на территории нынешнего 6-го микрорайона) и помещичьи деревни Подлипье (улица Подлипская), Стукачево (ул. Школьная).

    Из других деревень Воскресенского Лученского погоста, расположенных за пределами современной городской территории, в грамоте отмечены выше упомянутые деревни Загвоздье и Наумово, а также деревня Хотнежа, находившаяся близ современного Самойлова.

    В те далёкие времена каждый участок земли имел своё название, который мог изменяться, но чаще всего сохранялся на века. Однако за пятьсот лет топонимика городской территории изменилась почти полностью.

    Вряд ли кто из людей старшего поколения помнит топонимику исчезнувшей деревни Лученская Горка, а она была богатой оригинальными названиями.

    В раздельной грамоте 1538 года в округе Лученской Горки указаны следующие топонимы: Холмы, Санево поле, Обакуново, Лутьяновицы, Передки, Корытовец, Обухова полоса, Федорова полоса, Сосноватица (к деревне Ивановской), Липовка, Тески, пожня Лутьяновица, пожня Сябреница, Малашово поле, Фаустовская пустошь (к деревне Подлипье), Липовик (там же), Рошки, Серебряница и другие. Это названия мест пятисотлетней давности, на которых ныне расположены цеха глинозёмного завода и улицы города.

    Также в прошлое ушла топонимика округи деревни Обрино. Здесь располагались Зыбун, находившийся близ Овинецкой межи, Вынебцы, Хилов лог, Ненин загород, Михалевская полоса, Тереховы суки, Коврига, Бобринское поле, Ушевская пожня, Михайлова полоса, Слобоцкая полоса, Вебринский завод, Коровье нивище, Долгое нивище и другие.

    Топоним Тереховы суки указывает на то, что наши предки в данный период, кроме трёхпольной пашни (яровое поле, озимое поле, паровое поле), использовали подсечную систему земледелия. При этом на участке сожжённого леса оставалось много сучьев (суков), и пахать приходилось сохой, фактически лишь царапая, теребя землю.

    Об этом говорят участки земли, чаще всего лешей (неучтенной) пашни, носящие названия потереб (Мишанин потереб, потереб под Куровицей и др.). Места лесных пашен можно определить по сохранившимся кучам камней, собранных предками при очистке поля. Данные каменные кучи ещё можно встретить в лесу на стыке обринских и новельских угодий, ныне приходящихся на зону городского водозабора. Но они могли остаться и от более позднего времени.

    Интересно, что в раздельной грамоте 1538 года не упоминается термин лядина. На стыке XIX и XX веков этот термин широко использовался в нашем крае для обозначения используемых под пашню и сенокос лесных участков, уже брошенных и начинающих зарастать молодым лесом.

    В грамоте не описывается центр Воскресенского Лученского погоста, но в ней упоминается местный дьячок Иванко Данилов сын, который писал раздельную грамоту. Это первый известный нам по имени служитель прихода Воскресенского Лученского погоста.

    Свидетелями (послухами) сделки были местные помещики Даниил Иванович Забелин и Федор Иванович Богомолов. Из других документов известно, что Забелины владели деревнями Зиновья Гора, расположенной на реке Редале (Рядани), Повышевым, а также Овинцем и другими. Помещики Богомоловы одними из первых получили поместья в Воскресенском Лученском погосте, что известно из отрывков писцовой книги 1496 года.

    На существование святых мест в нашей округе указывает топоним «полянка под Святьем», расположенная в окрестностях деревни Новли. Обращал в старинные годы на себя внимание проезжающих по Белозерской дороге каменный крест близ деревни Горки.

    История деревень, указанных в раздельной грамоте 1538 года, сложилась по-разному. Деревни Лученская Горка, Ивановская и Новли со временем стали полностью монастырскими и после секуляризации 1764 года, проведённой Екатериной II, перешли в разряд экономических, а позднее государственных крестьян. Они не знали крепостного права, которое легло на плечи крестьян других соседних деревень. В актах Вяжищского монастыря, по мере их публикации, ещё можно будет найти сведения о деревнях, расположенных в прошлом на территории нашего города.

    Молодое поколение нашего города должно знать, что Советская улица существовала не всегда. Возможно, что, находясь на ней у дома №3, вы пересекаетесь в историческом временном пространстве с каким-либо нашим предком, идущим по своим делам по неведомой нам Сосноватице. У него и у нас одна малая родина – это здешняя округа. Память поколений не должна забываться.

    Л.А. СТАРОВОЙТОВ,
    краевед.

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить